Благодать Божия, немощное врачующая и оскудевающее восполняющая

Исцеление Иисусом слепорожденного

Так получилось, что я долго не выходила замуж. Годы шли, я по вечерам училась в техникуме, днем работала. И вот пришло такое время, когда мне захотелось о ком-то заботиться. Женщина рождена, чтобы быть матерью. И я стала просить Пресвятую Богородицу, чтобы она послала мне мужа. Оказался он в нашем общежитии и причем, что интересно, мать его не крещенная, он не крещенный, да и моложе он меня на 4,5 года. Ходил за мной и спрашивал: «Когда свадьба?» Я ему сказала, что свадьба без венчания не может быть: «Просто расписаться – у государства зарегистрировать брак, а венчавшись, мы перед Богом будем муж и жена». Венчались мы в России. 3 ноября муж крестился, мы исповедались, вечером повенчались, а 4 ноября мы причастились Христовых Таин уже как семья. Я так хотела детей, и Бог мне послал девочку. Родилась она с врожденным вывихом бедра – по моим грехам, конечно, потому что я больше хотела ребенка, чем замуж.

Родив Танюшу, я сразу забеременела вторым – мальчиком. Девочку лечу и гипс накладываю, врач говорит, что у вас и второй ребенок таким будет. Я в страхе. Муж меня клубникой откармливал, много клубники ела, я же не знала, что аллергия может быть. Вот я и родила мальчика, ножки у него нормальные, все здоровое, но аллергия страшная. Все его раздражает, нервная система тоже слабая – он плакал постоянно. До 5 лет, мы дочь по санаториям возили, а ради сына мне пришлось уволиться с работы. Вот так Господь меня вел.

Вообще ничего случайного не бывает: как-то я везла в санаторий Таню и Сашу и в купе познакомилась с женщинами, они были верующими и рассказывали про церковную жизнь в своем городе Поставы: «У нас такой батюшка хороший приехал – молодой, с матушкой. Храм нам построили. Мы так их любим, мы так рады». Это было осенью, а где-то весной нам объявляют в Казанском храме (единственная действующая церковь на то время, 1989 г.), что приезжает к нам новый батюшка – о. Николай из г. Постав. Я сразу поняла, что это тот, про которого рассказывали женщины в купе. Обрадовалась. И они приехали с матушкой с детками, Милостью Божией. 350Это был 1989 год. Когда они приехали, сразу открыли воскресную школу, я с радостью своих детей туда повела, и сама училась. Мы же ничего не знали. Да, вроде ходили в церковь, но что мы знали – несколько молитв. Ни молитвословов не было, ни Евангелия, проповеди были запрещены.

Вскоре началась перестройка, и появились книжки. Какая это была радость! Мне подарили Евангелие – я на вершине счастья была! Душа жаждала знать про Бога, а откуда брать? Единственное, папа на Пасху всегда включал радиостанцию «Голос Америки», и там шло Пасхальное богослужение. Правда глушили станцию, и разобрать трудно было, но как поют «Христос Воскресе» слышали и радовались! Помню, отец нас будил: «Детки, уже поют Христос Воскресе, вставайте!».

Через некоторое время с батюшкой мы уже перешли в Покровский собор. Две мои сестры – Лида, Нина и я. С наступлением лета у моего сына началась страшная астма. Он не мог даже на улицу выйти – задыхается. И тут наша Инна Костюкович (старшая сестра сестричества) предложила: «Поедем в Оптину Пустынь? В монастырь всей нашей воскресной школой?». И мы собрались родители с детками в паломническую поездку. А тогда еще не было специальных автобусов паломнических, и мы поехали своим ходом. Я боялась ехать с таким больным ребенком. А Инна говорит: «Подойди к о. Николаю, как он скажет, так и сделай». Я подошла, спросила. Он говорит: «Ну, поезжай Анна, Господь все управит». Перед поездкой, с дочкой к врачу сходили, тот нам сказал, что у девочки одна ножка на сантиметр короче и поэтому неправильный угол бедер, т.е. когда ребенок вырастет, надо будет распиливать, иначе будет ходить как уточка. Мы с этими новостями и поехали. Едем поездом до Козельска, 15 человек воскресной школы. Приехали, а как добираться не знаем. Нам сказали, идите по городу, а там близко совсем. Оказалось, по городу надо было километров 15 пройти. В общем, идем, а сын мне говорит: «Мама, мне плохо. Тяжело дышать». Брели мы самые последние, и тут машина проезжает грузовая. Я махнула – они остановились. Оказалось, что это монастырская машина. Они нас всех посадили и довезли. Вот уже первый знак от Господа.

Оптина Пустынь
Оптина Пустынь

Помню, приехали мы в ворота, а там все покрашено, липы столетние цветут. У меня сердце замирает от ужаса за сына, но верую! Верую, Господь Милостив к нам, мы и благословение взяли у батюшки, он нас заверил, что Господь все управит. Я быстрей зарегистрировалась в гостинице и бегом в храм. Прихожу, а там батюшка стоит, в пустом храме, с Богом один. Я к нему: «Вот у меня такая беда с детьми, подскажите, что мне делать, как мне быть». Он мне говорит: «Вот мощи преподобного Амвросия, будет молебен, помолитесь, приложитесь. Пусть мальчик сам старается прикладываться к мощам, девочка – тоже. У нас есть источник святой, окунитесь. Обязательно причаститесь, пусть дети подготовятся». Первую ночь сын не спокойный был, почти не спал, а во второю ночь уснул так, что утром я его разбудить не могла. Уже на службу праздничную звонят, а мне жалко будить его, в дороге ребенок вымотался, устал. И вдруг он, лежа на спине, правильно и медленно крестится. Я его потрогала, позвала – спит. Через минутку просыпается, я спросила: «Саша, а ты видел сон какой-нибудь?». «Да, – говорит. – Видел. Летел по небу Ангел, белоснежный, с золотой трубой и флажок на трубе. С одной стороны флажка – крест изображен, а с другой – Иисус Христос». Вот так. Мы пошли в храм, на службе сынок причастился, и сразу почувствовал легкость: «Мама, мне так хорошо, мне так легко дышать, а мне что тебе на велосипеде можно кататься? А мне можно бегать?». 8 семь лет ему было. Мы уехали и, по Милости Божией, через несколько дней, дочери дают путевку в Евпаторию. И мы поехали с дочкой в санаторий, прошло два месяца с тех пор как ей сказали, что нужна операция, и с того времени как мы из Оптиной приехали. Я сказала санаторским врачам, что у девочки ножка одна короче, что сказали про операцию. Они посмотрели, и говорят, что ничего у нее нет, у нее обе ножки совершенно здоровы. И потом уже когда ей исполнилось 16 лет, мы ходили в детскую поликлинику и просили чтобы нам сделали снимок у ортопеда и врач подтвердил: «У вас совершенно здоровый ребенок, со здоровыми ногами». После этого мы много объездили монастырей, молились, дети, кончено, боялись, что болезни могут вернуться.

У сына один раз был приступ. Мы собрались ехать в Рижскую пустыньку. А в Латвии моя младшая сестра живет, и мы отправились в паломничество и в гости. Заехали к сестре, а там уже появились первые пирожные, мороженные, а у нас еще не было этого. У него глазенки разбежались. Ну и сестра предложила, останьтесь у меня, а потом попостимся и вместе поедем в монастырь. Ну мы и сбились с пути, мы же брали благословение в монастырь, а попались на пирожных. То есть нарушили благословение, ну и опять началась у него болезнь. Мы собрались, я говорю: «Сынок, едем быстро домой, надо каяться». Вернулись, сын исповедался, причастился, и больше приступ не повторялся. Вот так Господь укреплял нас в вере. Потихоньку мы менялись, стремились очищаться.

У каждого в жизни своя судьба, свой путь. Надо жить и верить, что есть благодать Божия, немощное врачующая и оскудевающее восполняющая. Если верить и искать – Господь открывается. Да и самому надо открывать свое сердце, работать над собой, смотреть в свое сердце. Как Господь говорит: «Отдай сердце твое Мне».

Рассказ Анны Дмитриевны, ризничной храма

www.pdf24.org    Отправить статью как PDF