Быть перед Богом чистой и любить Его всем помышлением своим…

1278

Часто мы жалеем, что мало уделяем внимания бабушкам и дедушкам, мало спрашиваем.  А они многое могут рассказать. Они могут рассказать о войне, о терпении, о преданности, о трудной жизни и как в ней выживать, но самое главное, они могут рассказать о любви. О той любви, которую не надо насаждать, любви, которая освещает все вокруг. Эти люди своим примером показывают нам такую любовь.

Иванченко Лариса Карповна родилась 16 марта 1931 года в г. Пинске. Они с сестрой и матерью 19 июня 1941 года приехали в гости к бабушке, в г. Климовичи Могилевской области. А 21 июня началась война…

Из рассказа Ларисы Карповны: «Мы до войны жили в Пинске. Отец мой работал первым секретарем райкома партии, конечно, не верующий. И вот 19 июня 1941 года мы с мамой приехали к бабушке в гости с одним чемоданом, а 21 июня началась война. Мы остались у бабушки в Могилевской области, в городе Климовичи. Остались одни, совсем одни, без ничего: что у бабушки было, тем и пользовались. В войну жили очень страшно. А потом немцы дом сожгли наш, когда отступали. Нас освободили рано – в 1943 году. Мы приехали, а нашу улицу всю выжгли. Жить негде, но в городе был дом помещика, в котором во время войны был организован госпиталь и мы с моей старшей тетей, никого не спрашивая, заняли там кухню. Так мы и остались там. Нас много раз выгоняли. Придут и говорят: «Не положено!». Нельзя было там жить…

Потом построили нам дом. Строили его венерические больные. Рабочих не было, но были эти больные, которые соглашались строить нам дом за еду.

Разве это не Промысел Божий, что мы остались в Климовичах? Если бы война нас застала в Пинске, мы бы там и погибли, потому что мать была больна туберкулезом легких и умерла в 1943 году. Годы войны и были годами моего становления. Бабушкина вера наверное откладывалась в моем сердце. Она истово молилась. Я, бывало, сплю и вижу, как она молится. Молилась громко, а пот катился по ее лику.  Я видела, как она постилась. А в то время не было не только масла, и рыбы, но и хлеба. Вся ее еда состояла из картошки, капусты, и еще подспорье составляло льняное семя, которое она подсушивала и толкла в ступе. Но бабушка нас, детей, не заставляла поститься, только в Страстную Седмицу мы постились. Наверно, она нас очень жалела, потому что мы и так жили впроголодь. Но у нас была корова, потому мы и выжили. Когда корова запускалась, у нас был строгий пост.

Мама умерла в 1943 году, а отец во время войны умер – в 1942 году».

Во время войны Ларисе Карповне было 10 лет. Страшно представить, как трудно было людям в войну. И как трудно было в войну детям…

После страшных лет войны Лариса Карповна в 1950 г. поступает в университет.

«В Минске я окончила политехнический университет. В 1957 году умерла моя бабушка. Все эти годы безбожия я жила, как и все. Опекать меня уже было не кому.  Вышла замуж. Была на Урале, потом в Челябинске. Там же сказали, что наш сын болеет, и я решила, что надо уезжать. Моя сестра в это время жила недалеко от Витебска, в Березинском заповеднике. В самом Витебске как раз был завод, где можно работать. И в 1961 году мы приехали в этот город.

Несколько раз в моей жизни приходилось все начинать с чистого листа. Один раз, когда мы из Пинска уехали, и все пропало до ниточки. Второй раз – когда немцы отступали в сентябре 1943 г. и сожгли наш дом, и оказались мы в начале зимы в таком состоянии: жить негде, одежды нет, есть нечего. Как мы выжили, это только Господь знает, как он нас хранил».

В 1988 году у Ларисы Карповны умирает муж, и она находит утешение в Церкви. В то время в Витебске был один действующий храм Казанской иконы Божией Матери на Марковщине.

«К вере я пришла в 1988 г. В это время умирал мой муж. Но не это стало основной причиной, душа уже жаждала Бога. Я уже точно знала, что я пойду к Богу. Веру передала мне моя бабушка Марфа Сидоровна. Она была глубоко верующим человеком и хотя жила в богоборческое время, но всегда ходила в Церковь, несмотря на то, что ее очень ругали родственники. Бабушка была безграмотная, не знаю, были ли у нее молитвословы, но она все молитвы знала наизусть.

В детстве, когда мне было лет пять, я видела сон, что я иду по дороге, долго, долго и вдруг небо передо мной раскрылось, и оно все в иконах, в самом центре – икона Божьей Матери. Тогда же я икон не знала, но вроде как это была Владимирская. Этот сон я запомнила на всю жизнь. Я уже знала, что приду к вере. Но хоть и жила все эти годы как неверующая, а в душе вера была. Всех детей и внуков окрестила в Церкви и никогда не вступала в партию, хотя меня к этому очень принуждали. В 1988 г. я начала воцерковляться и сразу вспомнила, как бабушка постилась, как молилась. И сразу стала соблюдать все посты, хотя, конечно, совсем неправильно. В 1988 г. еще никаких книг на эту тему не было. Молитвы все переписывали от руки друг у друга.

В это время в Витебске была открыта только одна Казанская Церковь. Из нее мы все и вышли. Когда начали строить Покровскую Церковь, я  принимала участие в ее строительстве. Несмотря на то, что в это время я еще работала на заводе, каждый свободный денек бегала на стройку.

А когда нашего батюшку Николая перевели из Покровского храма строить Николо-Георгиевский храм на ул. Черняховского, я уже только сюда и ходила. Из Покровского тогда много людей пошло за о. Николаем. Все кто его любил, все и пошли.

Помогая строить Николо-Георгиевский храм, мы, женщины, носили, подметали, убирали двор. Даже бетон укладывали».

Как рассказала Нина Соколова, когда привезли машину с бетоном, и никого не было, так две старушки – Наталья Тимофеевна и Лариса Карповна – взялись бетон этот растаскивать и заливать.

Лариса Карповна очень долго трудилась для своего любимого Николо-Георгиевского храма и только несколько месяцев назад 80-летняя труженица попросила прощения, и сказала, что больше работать сил нет.

«Для меня этот храм и люди – все. Я, наверное, не жила бы, если б в храм не ходила.

А самое настоящее чудо для меня то, что храм этот возник. На его месте была пожарная часть. Строено было заброшено. Мне часто приходилось прятаться там от дождя, и я никогда не думала, что на этом месте будет храм.

Трудно было все восстанавливать, но, Слава Господу, очень много людей помогали строить Николо-Георгиевский храм, и общими силами мы построились.

Сейчас я на службы хожу в субботу вечером, в воскресенье утром и на праздники. Как без своего храма жить, даже не представляю. Пока ноги ходят – буду ходить. Присутствие на службах для меня – встреча с Богом!

Я всю жизнь благодарю Бога, что Он призвал меня к Себе, что веру дал православную. Какая я счастливая! Только бы быть перед Богом чистой и любить Его всем помышлением своим…»

LarKarp (1)

www.pdf24.org    Отправить статью как PDF