Две Полоцкие Святыни – две разные судьбы

Во второй раз я приезжаю к Преподобной Евфросинье Полоцкой. Со мною впервые посещает монастырь прихожанка нашего храма Людмила. Встреча со святыней такая же радостная. Мир и покой на душе. Мы поклонились мощам Преподобной На пении акафиста время не ощущалось, оно как будто осталось за воротами храма. Голос поющей монахини поднимался вверх, и сердце замирало от духовной чистоты этого места. После мы сидели на скамейке, солнце согревало нас .Цветы и зелень радовали удивительной своей красотой. Все делается с любовью и молитвою. На всем Благодать. Монахини отсаживали на клумбах цветы, они любезно предложили взять не много и нам. Несмотря на позднее возвращение домой, цветы не потеряли внешнего вида и свежести. Я садила их с молитвою. В прошлый раз я не успела посетить Свято-Евфросиньевский трапезный храм. И теперь на входе церкви висела табличка «Храм закрыт». Не сиделось на скамье, я ходила возле храма с надеждой, что кто-нибудь выйдет и снимет табличку. Но после, не рассуждая и поддавшись внутреннему порыву, отворила дверь. На меня смотрели добрые глаза женщины, работницы храма. Она закрыла храм на время уборки. На нашу просьбу она любезно откликнулась. Рассказала о святынях храма, как поклониться, о приезжающих паломниках, которые вновь и вновь возвращаются в это удивительное место. Храм имеет свои святыни: почитаемые иконы Божией Матери “Иверская” и “Всецарица,” написанные на Святой Горе Афон. Два ковчега- мощевика, дубовая рака с гробом, в котором ранее почивали мощи Преподобной. С детскою верою в чудо исцеления, с сокровенными прошениями и молитвою мы проползли под ракою со святынею. У многих паломников после этого происходило исцеление. Когда мы счастливые с благодарением Евфросиньюшке покинули храм, женщина замкнула его. В монастыре покой и умиротворение, за воротами мир с суетой и враждой.

До дизеля времени оставалось достаточно и мы пешком направились в Софийский собор. Когда подошли к нему, я не поняла своих чувств. На душе пусто и грустно… Собор не встречает, уныл и сер. Он был закрыт на спецобслуживание. Не обратили внимание на слово “Музей”. Как православные люди, терпеливо подождали, когда он откроется. Вошли… Как будто время повернулось вспять, и мы оказались в начале советской эпохи. Когда надругались над святынями, на месте храмов были склады и клубы .В небольшую щелочку в портьерах был виден концертный зал со стульями, возле алтаря нечто (наверное сцена). На нас православных работники смотрели как на сумасшедших. Нам сказали, что вы ошиблись, здесь нет даже икон, здесь нет НИЧЕГО… А мы смотрели на них как на варваров. Во что превратили это ВЕЛИКОЛЕПИЕ. Зачем отобрали у православных святыню? Со скорбью и болью мы шли от собора. Последнею каплей были слова женщины, которая спросила дорогу к собору. По наивности, мы стали делиться переживаниями, о той участи, что постигла Софийский Собор. На что она холодно ответила: «А про это я вас не спрашивала». Мы возвращались домой. И два противоречивых чувства жили в душе. Это творение Бога и дело рук людских. Софийский Собор можно сравнить с душой современного человека. Это святыня, которая находится в тюрьме и за деньги ее обнажают и выставляют на всеобщее обозрение, губят и унижают. Хочется верить и уповать на Господа, что все изменится. Теперь я понимаю, для чего нужен Софийский Собор в Витебске. Я голосую за! Нужно возрождение! Необходимо вернуть Софию людям!

Прихожанка Светлана