Ирина Сивакова

2541

Эта беседа с Ириной Сиваковой – иконописцем Николо-Георгиевского храма. Молодая девушка учится заочно в Дубненской иконописной школе. Основное образование получила и продолжает получать у известного московского иконописца Владимира Сидельникова. Ирина также поет на клиросе.

Расскажи о своей семье.

Родители вдохновляли рисовать меня с детства – многому я у них научилась рисовать. Они сами неплохо рисуют. Мама все детство рисовала, с акварельными красками не расставалась.

Какое ты получила образование?

Светское образование – художественное, в Витебском государственном университете им. П. М. Машерова на художественно-графическом факультете. Сейчас получаю самое главное образование – обучаюсь иконописной технике у иконописца Владимира Сидельникова. Ну и решила подучиться заочно в Дубнинской иконописной школе под Москвой.

Когда появилось желание прийти к Богу?

Наверно, это было еще в школе. В старших классах. Меня с сестрой родители покрестили – я училась в классе шестом или седьмом. Весь процесс крещения я осознавала. Было такое ощущение… очищения. Господь сподобил, и я это почувствовала.

Но полная свобода от своих действий оказалась здесь в Витебске, когда я сюда поступила с сестрой. На первом курсе мы познакомились с девочками старших курсов, верующими. Они позвали на службу в Покровский храм. Мои первые службы были на Рождество и Пасху.

Как ты пришла в Свято-Георгиевский храм?

На втором курсе я узнала, что сокурсница здесь на клиросе поет. И я просто пришла. Начала ходить на ранние службы. Эти службы были особыми для меня. Потом поняла, что готова исповедаться первый раз и причаститься. Помню, готовилась усердно. Был момент до первого причастия – мне хотелось просто побежать к Чаше.

Как познакомилась с о. Николаем?

На первой исповеди. Как раз, когда я начала исповедоваться, у меня появилось желание писать Господа, я захотела попытаться скопировать образы икон. О. Николай благословил рисовать, а что получится – приносить показывать. Консультироваться в первое время мне было не у кого. Он как мог, помогал. Позже О. Николай познакомил меня с Владимиром Сидельниковым.

Сколько лет ты занимаешься иконописью?

Вплотную занимаюсь с момента распределения – вот уже 5 лет. О. Николай рискнул меня взять в храм работать.

Как происходит учение у иконописцев?

Начинают с прорисей. Прорись – это рисунок по кальке. Таким образом мы пытаемся постичь иконную пластику. Накладывается прозрачная калька – и кистью изучается и передается толщина линий как в иконе.

Что для тебя возможность писать святые лики?

Каждый человек чем-то одарен. У кого-то дар любви, и этому проигрывает дар художника. У каждого свой дар. Для меня это способность, которую нужно развивать всю жизнь.

Как начинается работа над образом?

Зависит от опыта. Если есть какой-то опыт, понимание пластики иконописной, знания канона, чувство композиции, чувствуешь святого. Я в последнее время стараюсь быть свободнее. Например, если я много раз уже писала какой-то образ, то могу что-то от себя привнести, как я чувствую и представляю. Смотрю какие-то древние иконы, сверяюсь, ведь у каждого святого есть свои, присущие ему, черты лица. Обращаюсь к житиям, канон стараюсь святому почитать – помолиться ему. Когда пишешь икону, нужно быть сосредоточенным – иметь в мыслях образ святого, предстоять этому святому. Т.е., постоянно о нем думать, ведь наши мысли воплощаются через руки. Нужно думать о том, что и кого ты рисуешь.

Есть ли твои иконы в других храмах, монастырях?

В Витебске – только в Свято-Георгиевском храме. Иконы: Воскресение Христово, святитель Иоанн Шанхайский, великомученица Ирина.

Какая икона, тобой написанная, тебе больше всего запомнилась?

Иоанна Шанхайского. Когда работа тяжело дается, но в итоге она получается, то от этого большая радость! Святителя Иоанна Шанхайского сложно писать, потому что он новопрославленный святой и хороших икон с его изображением практически нет. Поэтому я в основном руководствовалась фотографиями, но и какими-то иконами. Тяжело было перевести фотографическое изображение в иконописное.

Как отличить икону каноническую от неканонической простым людям?

Насмотренность должна быть. Канон – это определенные правила изображения. По сути, есть иконы канонические и академические. Академическая икона – это картина: объемное решение всех форм, чувственность – можно сравнить с фотографией. Используется линейная прямая перспектива – все в одну точку сходится. В теле пытаются передать живость земную, анатомические особенности прорисовывают, человеческие эмоции, часто бывает с оттенком страстности. Академическая икона приближена к земной реальности. В каноне обратная перспектива, более плоское, условное изображение. В каноне тоже реализм, но там реализм божественный, не трехмерный. Святые живут уже не нашими земными законами и не носят этих тяжелых кожаных риз. Поэтому был веками выработан другой специальный язык, чтобы не оскорблять недолжным изображением Господа и Святых. Хотя в наше время очень много икон слабого уровня, хотя и исполненных в каноне, но, видимо, без понимания.

Для писания икон требуется какое-то особое состояние?

Думаю, тут требуется состояние сосредоточенности. Чтобы не отвлекали какие-то дела посторонние. Молитвенная настроенность должна быть. Нужно перед Богом быть откровенным.
Ведь у нас, у православных, есть самое главное – покаяние. Сосредоточиться не удастся – если душа болит, гнобит совесть. Поэтому, нужно стараться быть лично перед Богом всегда в покаянии.

Что для тебя Николо-Георгиевский приход?

Этот приход особый для меня. Сколько я вот так не поездила, таких сплоченных приходов не довелось встретить. У нас много молодежи, которая общается друг с другом. Очень важна поддержка ровесников.

Беседовала Юлия Лоскутова