«Глядите! Се Агнец есть Божий От мира взимающий грех!»…

83

Иван Бунин – Крещенская ночь

Темный ельник снегами, как мехом,
Опушили седые морозы,
В блестках инея, точно в алмазах,
Задремали, склонившись березы.

Неподвижно застыли их ветки,
А меж ними на снежное лоно,
Точно сквозь серебро кружевное,
Полный месяц глядит с небосклона.

Высоко он поднялся над лесом,
В ярком свете своем цепенея,
И причудливо стелются тени,
На снегу под ветвями чернея.

Замело чаши леса метелью, –
Только вьются следы и дорожки,
Убегая меж сосен и елок,
Меж березок до ветхой сторожки.

Убаюкала вьюга седая
Дикой песнею лес опустелый,
И заснул он, засыпанный вьюгой,
Весь сквозной, неподвижный и белый.

Спят таинственно стройные чащи,
Спят, одетые снегом глубоким,
И поляны, и луг, и овраги,
Где когда-то шумели потоки.

Тишина, – даже ветка не хрустнет!
А, быть может, за этим оврагом
Пробирается волк по сугробам
Осторожным и вкрадчивым шагом.

Тишина, – а, быть может, он близко…

И стою я, исполнен тревоги,

И гляжу напряженно на чащи,
На следы и кусты вдоль дороги.

В дальних чащах, где ветви как тени
В лунном свете узоры сплетают,
Все мне чудится что-то живое,
Все как будто зверьки пробегают.

Огонек из лесной караулки
Осторожно и робко мерцает,
Точно он притаился под лесом
И чего-то в тиши поджидает.

Бриллиантом лучистым и ярким,
То зеленым, то синим играя,
На востоке, у трона Господня,
Тихо блещет звезда, как живая.
А над лесом все выше и выше
Всходит месяц, – и в дивном покое
Замирает морозная полночь
И хрустальное царство лесное!

Крещенский Сочельник. Обитель Ксении перед  Всеночным  бдением.

 

* * *

Федор Глинка –  Явление Неведомаго

И было, – то было в Вифаре, –
Креститель под пальмой стоял,
А желтый поток Иордана
Кипел и шумел и сиял…

Сбиралося много народу;
И отрок и старец седой
Стремились, из жажды спасенья,
Живой окатиться водой…

Из дальних пустынь на верблюде,

Из ближних на статном коне,
И раб и свободные люди
Спешили к иорданской воде.
Радушно снимая одежды,
Всяк сердце хотел обнажать,
А голос пустыни – пустынным
Душам возвещал благодать…
Как многое тут пробудилось!
Все тайны раскрылись сердец:
То мытарь бледнел и молился,
То в латах смирялся боец…
И слезы текли по ланитам,
И вздохи кипели в устах!
И все торопились омыться
Иордана в священных водах…
Но вдруг вдохновенный Креститель
Воскликнул во ушию всех:
«Глядите! Се Агнец есть Божий
От мира взимающий грех!»…
И взоры всех ищут кого-то,
Как будто видения снов;
Глядят, вопрошают с заботой:
«Где ж дивный взиматель грехов?!.»
И путник вдали показался –
Величествен, тих, сановит;
И шел он, как Божия дума,
Высокою тайной покрыт!..
Так ходят алмазныя звезды,
По синим своим высотам,
Сияньем земных обливая,
Не данствуя их суетам!..
И вспыхнули разныя чувства
На лицах людей и в очах:
То вера боролась с неверьем,
То с сладкой надеждою страх.
Пытливость лукаво глядела,
И кротость смиренно ждала:
Что скажет неведомый путник,
Какия проявит дела?!.
От путника ж веяло жизнью,
Зане Он и жизнь и любовь;
И будет так веять, доколе
Погаснет лампада веков!
*

фото – от Николай Коляда

*

   Отправить статью как PDF