Узкий путь трезвости. Какова его широта?

После долгих десятилетий безбожья наше постсоветское общество переживает глубокий кризис, напоминающий военное время. Смертность выше рождаемости; здоровое потомство – не правило, а исключение; распадаются семьи, дети становятся сиротами при живых родителях; растет число самоубийств… Тот, у кого еще жива совесть, кому небезразличны судьба Отечества, да и собственная участь, не может не замечать, что главная причина этих страшных бедствий – умножение духовно-нравственных пороков, среди которых наиболее очевидные – это алкоголизм, наркомания и табакокурение. Их справедливо называют “главными убийцами человечества”, а по международной классификации болезней признают наркологическими заболеваниями. Но с такими заболеваниями, имеющими глубокие духовные корни, врачам в одиночку не справиться. Многие понимают, что для предотвращения национальной катастрофы надо срочно принимать какие-то меры на государственном уровне. Но немногие осознают, что самые экстренные меры можно и нужно принять, прежде всего, в отношении самого себя! Ты уверен, что сам спасаешься, и вокруг тебя спасаются? Или, наоборот, сам погибаешь и вокруг тебя – то же самое? Что мы, лично для себя выбираем: трезвую жизнь или добровольное алкогольно-наркотическое безумие?

В отношении наркотиков и табачных изделий, особенно в православной среде, по крайней мере, на словах, отмечается единодушие: абсолютная неприемлемость, полный отказ от употребления при любых обстоятельствах (за исключением обоснованного медицинского применения наркотических веществ). Традиций употребления наркотиков и табакокурения в Православии нет и быть не может. Такие традиции есть в язычестве и оккультизме. Церковь решительно осуждает табакокурение и немедицинское употребление наркотиков. Доказывать “полезность для здоровья” табачного дыма и наркотиков не пытается и наука: слишком очевидны вред и опасность. Способность вредить организму (токсичность) компонентов табачного дыма и способность вызывать зависимость (наркогенность) наркотических веществ не зависят от их дозы и концентрации в организме – эти вещества относятся к высшим классам опасности (!), поэтому об их “умеренном безопасном употреблении” говорить бессмысленно.

В отношении спиртных напитков, по крайней мере, высококачественных виноградных вин, подобного единодушия нет и, наверное, быть не может. Существуют древние народные традиции употребления виноградного вина и других, натуральных алкогольсодержащих напитков. Однако вина в древности были лучшего качества, употреблялись в разбавленном виде, а крепкие напитки не употреблялись вовсе. Некоторые весьма полезные продукты (хлебный квас, кефир, кумыс и т.п.) содержат в небольшой концентрации алкоголь. В древности вино употреблялось не только как пищевой продукт, но и как лекарство.

Церковь использует вино в богослужебной практике и благословляет по уставу разумное употребление вина, при этом строго осуждая пьянство наравне с наркоманией и табакокурением.

Современная алкоголизация населения вышла далеко за рамки древних традиций и церковного устава, сделавшись нашим главным национальным бедствием. Имеются многочисленные научные доказательства вредного воздействия на организм даже “очень умеренных” доз алкоголя.

Поэтому в отношении алкоголя общественное мнение разделилось на сторонников “умеренного культурного употребления” (большинство) и сторонников полного воздержания от употребления спиртных напитков (меньшинство). В условиях продолжающейся алкогольной деградации нашего народа аргументы сторонников “культурного употребления” выглядят, как неудачная шутка: люди “культурно и умеренно” пьют, начиная с малых доз…, и постепенно спиваются, до последнего не считая себя алкоголиками, и в таком же духе воспитывают детей…

Возникает вопрос: что для нас важнее: держаться за второстепенные, далеко не всегда православные, традиции винопития или выжить, сохранить государство и православную веру от полного уничтожения?

Многим из нас хотелось бы и того, и другого… Делать выбор “употреблять или не употреблять” и отвечать за последствия своего выбора перед Богом придется каждому из нас!

Полный отказ от употребления спиртного, отсекающий соблазн для себя и для других, – путь, заслуживающий уважения и достойный подражания. Но каждый ли готов и сможет выбрать этот путь?

Повсеместно учреждаемые общества трезвости объединяют всех желающих избавиться от пагубных пристрастий к алкоголю, наркотикам, табаку, азартным играм и прочему, а также их родственников и всех небезразличных к данным проблемам.

В православном объединении трезвенников за основу полагается не просто отказ от чего-то одурманивающего, а православное трезвение, т.е. постоянное внимание к своему внутреннему духовному состоянию для своевременного преодоления различных искушений.

К сожалению, в понимании многих трезвость сводится только к полному воздержанию от употребления одурманивающих веществ как нечто самодостаточное – без духовного трезвения, что служит большим препятствием на пути идущих к трезвости и не меньшим соблазном для тех, которые считают себя уже состоявшимися трезвенниками.

Где “трезвость” без трезвения и воцерковления, там поселяется дух гордости, самодовольства, тщеславия, осуждения, уныния; появляются нездоровое соперничество, взаимные подозрения в “связях с врагами Церкви”, недоверие и отчужденность в отношениях с родными и близкими. При такой “трезвости” рецидив наркологического заболевания – это еще не самое страшное, что может произойти и происходит…

Нездоровая духовная атмосфера способна превратить общество трезвости в формальную нежизнеспособную организацию или “в закрытый клуб для избранных” наподобие секты, “вежливо” отвергающий тех, кто в чем-то не согласен с “его” концепцией трезвости. А таких “несогласных” – быть может, подавляющее большинство среди нашего пьющего многострадального народа. Одному Богу известно, какая идет борьба за каждую погибающую человеческую душу!

“Я уверен, что своей трезвостью служу примером для ближнего – “спасаю” его от пьянства. А для него моя гордость – куда больший соблазн, чем рюмка вина, – и он не желает следовать моему примеру: для него гораздо привлекательнее идея “культурного питейства”, где трезвость “правильно понимается” как время между выпивками…” Откуда же тогда возьмется массовая трезвость? В итоге – существование разрозненных обществ трезвости – малых островков сопротивления нарастающему злу – и отсутствие признаков всенародного осознанного движения к трезвому образу жизни.

Один из признаков недостатка духовной трезвости – недостаточно трезвый подход к решению спорных вопросов, особенно внутри Церкви. В данном случае имеется в виду противостояние позиций “полного воздержания” и “умеренного употребления” в отношении алкоголя. У каждого есть свои личные мотивы в отстаивании той или иной позиции. Не мы судьи друг другу, но Бог Судия каждому из нас!

Каждому, кто считает себя православным христианином, следует помнить, что по выражению Св. апостола Павла, “наша брань не против плоти и крови, но против духов злобы поднебесной”. Мы должны избегать единства во грехе – строительства “новой Вавилонской башни”. Но уклоняться от единства в служении Богу и Отечеству, допускать искажения истины “из благих намерений”, угождая своим частным интересам и предпочтениям, – это нам совершенно непозволительно: разобщенность внутри Церкви и гражданского общества сегодня опасна, как никогда и это лучше нас понимают наши враги! С каким грехом мы должны бороться всем миром без компромиссов и самооправданий? С пьянством! Вот и давайте для начала честно разберемся с этим хитро запутанным понятием!

Необходимо признать, что пьянство подразумевает не только явно выраженную алкогольную зависимость (запой, опохмеление, пьяный дебош и т.п.), но и любой факт алкогольного опьянения, независимо от степени выраженности (!), т.е. даже так называемое легкое опьянение.

Алкогольное опьянение по международной классификации психических расстройств именуется “острая алкогольная интоксикация”.

Понятие “опьянение” больше подразумевает морально-юридические последствия, а “интоксикация” – вредное воздействие вещества на организм. И здесь уже не лирика (“подвыпил”, “слегка захмелел”), а клиническая картина объективных страданий – душевных и телесных расстройств!

Критерием состояния алкогольного опьянения (интоксикации) является не только клиническая картина, но и наличие в организме токсической концентрации алкоголя (этилового спирта).

Алкоголь постоянно присутствует как продукт нормального обмена веществ в здоровом организме в физиологической концентрации (до 0,02 г/л, т.е. не более 2,0 г на 70 кг веса), участвует в нормальном функционировании нервной системы, служит незначительным источником энергии. Он не только вырабатывается во внутренней среде организма, но и постоянно поступает из внешней среды, т.к. продуцируется микрофлорой кишечника,— т.е. система обмена эндогенного алкоголя является открытой.

Концентрация алкоголя в организме может повышаться не только после приема спиртосодержащих продуктов, но и при усилении процессов брожения в желудочно-кишечном тракте — например после употребления большого количества углеводов или продуктов, содержащих живые дрожжевые культуры. Если концентрация алкоголя достигает токсического уровня (0,3 г/л, т.е. примерно 20 г алкоголя на 70 кг веса), то алкоголь начинает оказывать вредное разрушительное воздействие на структуры всех без исключения клеток организма, т.е. попросту говоря, растворяет эти структуры.

Страдают все без исключения клетки, ткани, органы и системы, но в первую очередь — центральная нервная система и система кровообращения (!). Клетки головного мозга погибают тысячами даже после пол-литровой кружки пива средней крепости или 200 гр. сухого вина или 50 гр. водки!

Между физиологической и токсической концентрацией алкоголя существует узкий интервал повышенной, но безвредной концентрации (0,02-0,3 г/л), в пределах которого опьянение (интоксикация) отсутствует. Давно замечено, что все системы организма работают с некоторым запасом — физиологическая концентрация удерживается на почтительном, безопасном расстоянии от токсической. Об этом позаботились не мы, а сам Творец, даровавший нам вино на радость, а не на погибель! По слову св. Иоанна Златоуста, « Не от вина происходит пьянство. Вино есть создание Божие, а создание Божие не причиняет ничего худого, но порочная воля производит пьянство. » (Тем, кто ставит под сомнение слова великого святителя насчёт происхождения вина, напомним, что Бог создал не только виноград, но и дрожжи…)

Какую же радость может дать употребление вина, т.е. алкоголя?

В состоянии опьянения, даже легкого, — это “радость” от опьянения – искаженного отражения реальности, т.е. греховная радость! Кто по греховной настроенности ожидает от вина такой “радости”, тот ее и получает, набирая токсическую дозу…

Если концентрация алкоголя ниже токсической, то алкоголь оказывает легкое седативное (успокаивающее) действие – т.е. помогает снять излишнюю раздражительность и суетливость. И радость здесь уже совсем иного рода: алкоголь в данном случае не возбуждает беспричинное веселье, как при опьянении, а “помогает доброму настроению не портиться из-за мелких неудобств и неприятностей”.

Такой радости от вина ищет тот, кто желает благочестиво отдохнуть.

Почему подобная закономерность не распространяется на наркотические вещества? Потому что, как уже отмечено, вещества, признанные наркотическими, относятся к высшим классам опасности. Только некоторые из них разрешены к применению в медицине, да и то – только в самых крайних случаях – при состояниях, угрожающих жизни человека.

Этиловый спирт (не путать с метиловым спиртом и этиловым спиртом-денатуратом!) наркотиком или особо опасным ядом не признан (!), т.к. относится к веществам низших классов опасности. В официальный список наркотиков этиловый спирт не включён, однако во всех фармацевтических справочниках указывается, что по фармакологическим свойствам он относится к наркотическим веществам жирного ряда. Последнее означает, что алкоголь оказывает неспецифическое угнетающее действие на клеточные мембраны, которые, как известно, состоят из липидов (жиров). Его токсичность и наркогенность условны, т.е. проявляются, только начиная с минимальной токсической концентрации в организме, когда воздействие на клеточные мембраны становится именно разрушающим, а не просто угнетающим.

Кокаин тоже в дозе 0.1 мг на среднестатистического человека заметно не подействует. Порог есть у любого вещества. Однако, по-настоящему опасный наркотик (в частности кокаин), в отличие от алкоголя, соответствует следующим «критериям опасности». Во-первых, в норме наркотик во внутренней среде организма отсутствует и из внешней среды не поступает— система обмена нейромедиаторов, действие которых он подменяет, является закрытой. Во-вторых, наркотик воздействует на специфические особо уязвимые рецепторы нервных клеток вне зависимости от концентрации и дозы!

К веществам, имеющим условные токсичность и наркогенность, помимо этилового спирта, относятся и многие другие. Для тех, кто сомневается и хочет безоговорочно поставить алкоголь в один ряд с наркотиками, приведем примеры.

Ацетон. Уж на что, казалось бы, не пищевой продукт, а яд! Если стакан спирта для алкоголика – это заурядная пьянка, то стакан ацетона – это реанимация. “Ацетоновый букет” – верный признак недоброкачественности спиртных напитков. Ацетон как летучий растворитель нюхают токсикоманы. Тем не менее, ацетон постоянно присутствует в здоровом организме в физиологической концентрации, т.к. является продуктом расщепления жиров и одним из источников энергии для организма. Концентрация ацетона в организме всегда повышается при сахарном диабете, многодневном сухом голодании и может достигать уровня интоксикации (кетоацидоза). Неразумно и самонадеянно подвизающийся в несении совершенного поста может принять ацетоновое опьянение за “действие благодати”.

Кофеин. Содержится в наших любимых продуктах: чае, кофе, какао. В умеренных дозах улучшает функции головного мозга, повышает настроение и работоспособность. При неумеренном употреблении развивается тяжелая токсикоманическая зависимость (кофеинизм). В местах лишения свободы запрещенное спиртное “успешно” заменяют разрешенным чифирем и не только им… Св. прав. Иоанн Кронштадтский справедливо отмечает: «…И чай, и кофе принадлежат тоже к пьянству, если неблаговременно и в излишестве употребляются». Некоторые ревностные трезвенники отказываются не только от вина, но и от чая…

Серотонин. Содержится в бананах. Он же – важнейший “гормон радости” в нашем организме. Самые эффективные из современных антидепрессантов действуют через серотониновую систему. Передозировки приводят к серотониновой интоксикации и в последующем – к зависимости.

Глюкоза. Совсем уж, кажется, безопасный пищевой продукт – важнейший в организме источник энергии, без которого смерть наступает через считанные минуты! При передозировке – это смертельно опасный “белый яд” — особенно для диабетиков. А обжорство и сладкоедение — самые распространенные пристрастия.

Итак, возможность безвредного и безопасного употребления высококачественного алкоголя все-таки существует, но при условии, что его концентрация в организме при этом будет как можно меньше (!) токсической.

Но в современной реальности бытует весьма растяжимое понятие о “культурном” употреблении алкоголя в “малых” и “умеренных” дозах, которые непонятно с чем и с кем соотносятся. Что одному мало или умеренно, то другому “много”!
Если употребляется такое количество алкоголя, которое у данного человека объективно не вызывает даже легкого алкогольного опьянения, то это и есть та самая “умеренность в употреблении вина”, которую имеет в виду и благословляет Церковь. А Церковь, как известно, имеет многовековой опыт и руководствуется Святым Духом, а не спорными научными концепциями «об опасности или безопасности употребления алкоголя»!

Однако многие граждане под “малыми” и “умеренными” дозами понимают как раз такие, которые вызывают ту или иную степень алкогольного опьянения, т.е. именно то, чего – иногда даже неосознанно – они хотят от алкоголя!

Вот здесь, нравится нам это или нет, и обнаруживается греховное намерение – в произвольном, своевольном толковании понятия “умеренность”, близкого по смыслу к понятию “смирение”, которое есть первейшая христианская добродетель. Сторонникам “умеренного употребления” следовало бы оставить ложное смирение и перестать распространять истинное понятие “умеренность” на умеренное пьянство!

Приходится осознавать, что истинно малые и умеренные дозы алкоголя – это те, которые (!) объективно не вызывают даже легкого алкогольного опьянения (интоксикации). Однако эти дозы гораздо меньше, чем кому-то хотелось бы! При таком подходе среднедушевое потребление алкоголя у нас сократилось бы раз в десять! Сейчас оно превышает 20 л чистого алкоголя на душу населения в год, тогда как 8 л уже считается уровнем опасным для нации. (В современном Израиле потребление алкоголя составляет 2 литра на душу населения в год! В царской России оно составляло 3,5 л!)

Сам собой напрашивается вывод о том, что употребление алкоголя, не имеющее целью алкогольное опьянение и объективно не приводящее к нему, вполне соответствует понятию “трезвость”, как и полное воздержание от употребления алкоголя.

По слову Св. Игнатия Брянчанинова, “истина чужда всех преувеличений и умалений: она всему дает подобающую меру и подобающее место”.

В связи с вышеизложенным наиболее удачным представляется термин “трезвое употребление алкоголя”, как исключающий произвольное толкование умеренности. Многим, возможно, такое словосочетание покажется несуразным… Именно о таком – трезвом употреблении вина говорит Св. Иоанн Златоуст: “Можно пить вино и не быть пьяным; если бы это было невозможно, то Павел в послании Тимофею не дал бы такого предписания: мало вина приемли, стомаха ради твоего и частых твоих недугов”.

Таким образом, полное понятие “трезвость” в отношении алкоголя (!) может подразумевать не только полное воздержание от употребления алкоголя, но и трезвое употребление высококачественных спиртосодержащих продуктов.

Для трезвого употребления алкоголя, помимо “статического” критерия (концентрация в крови – менее 0,3 г/л), есть и “динамический” (скорость поступления алкоголя в организм– не больше скорости его выведения).У среднестатистического здорового человека при концентрации алкоголя в организме до 0,3 г л организм освобождается от алкоголя со скоростью не более 0,2 г/л час (т.е. до 10 г/час на 70 кг веса). Нетрудно догадаться, что если скорость поступления алкоголя извне будет больше, то концентрация алкоголя будет нарастать и достигнет токсического уровня.

Однако это вовсе не означает, что каждый, кому вздумается, может пить “все, что содержит алкоголь”, в любом психическом и физическом состоянии, каждый день и каждый час, даже строго соблюдая трезвость по вышеуказанным критериям!

Даже легкий седативный эффект алкоголя – сам по себе безвредный – не каждому и не всегда полезен, а для некоторых – даже неприемлем и “непонятен”. Неполезно действие даже безопасных доз алкоголя для детей, подростков, беременных женщин, при выполнении сложной работы и в момент принятия ответственных решений, а также во многих других случаях… А для некоторых алкоголиков провоцирующим является не только употребление спиртного, но и один его запах!..

Трезвое употребление вина требует ничуть не меньшего, если не большего, духовного трезвения, чем полное воздержание от него – особенно в наше время, полное соблазнов и искушений. Именно требует трезвения, но не даёт его,— это разные вещи!

Для тех, у кого уже сформирована алкогольная зависимость, трезвое употребление алкоголя в большинстве случаев нереально!

В деле трезвения нам явно недостает той нравственной чистоты, которая была у наших далеких православных предков. Но зато у нас больше возможностей воспользоваться научно-медицинскими и теоретическими духовными знаниями…
Вот мы и пришли к выводу, что у трезвости имеется гораздо больше сторонников, чем кажется, а призвать к трезвости из числа “умеренно пьющих” можно еще больше…

Трезвость в широком понимании – это реальный и жизненно необходимый путь для всех желающих спасения, а не только для избранных. Во все времена и у всех народов, а не только “сейчас и у нас”, единственная альтернатива широкому погибельному пути пьянства – это узкий спасительный путь трезвости!

И этот узкий путь, оказывается, имеет свою малую широту:
“От полного воздержания от употребления всего, что способно вызвать одурманивание,— до трезвого употребления пригодных для этого продуктов (в частности вина, чая, кофе и других) или контролируемого медицинского применения разрешённых для этого наркотических и других психоактивных препаратов”.

Трезвость— это не подвиг и не добродетель, а всего лишь уклонение от греха пьянства, т. е. норма жизни для христианина, как ни банально это звучит для обывателя.

Преподобный авва Дорофей учит нас: “Не должно желать избавиться от страсти для того, чтобы избежать происходящей от нее скорби, но по совершенной ненависти к ней”.

Какого края придерживаться на узком пути трезвости? На это есть свобода выбора, дарованная человеку самим Богом. Но чтобы сделать правильный выбор, нельзя руководствоваться только своей волей. К сожалению, с того края, где есть трезвое употребление алкоголя, человек может сорваться в пропасть алкогольной зависимости. Необходимо учитывать свое духовное, психическое и физическое состояние, и здесь нелишне посоветоваться со священником и врачом, особенно если уже имеются проблемы. Это касается не только страдающих какой-либо зависимостью и желающих от нее избавиться, но и даже тех, кто еще только начинает свой жизненный путь и не хочет на этом пути оступиться.

Нам всем давно пора учиться – не пить, не трезвостью гордиться, а трезвиться!

О. В. Скобелев
врач-нарколог,
УЗ «Витебский областной психоневрологический диспансер»,
г. Витебск, Гагарина, 10а

   Отправить статью как PDF