Важные заметки

На фото: прот. Стефан Павленко, владыка Лавр (Шкурла), владыка Антоний (Медведев), владыка Нектарий (Концевич), прот. Петр Перекрестов, в последн. ряду будущий прот. Сергий и матушка Мария Котар

Мария Котар. Записала Ольга Рожнёва, 15 июля 2021 г.

Мария Котар – супруга протоиерея Сергия Котар, много лет служившего в соборе «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско, у мощей святителя Иоанна Шанхайского. Мария с детских лет знала владыку Иоанна Шанхайского, многих старцев и подвижников благочестия РПЦЗ.

Они не считали себя старцами, но они ими были.

Я уже рассказывала о том, как моя семья окормлялась и в Шанхае, и в Сан-Франциско у святителя Иоанна Шанхайского. О том, как моим духовным отцом стал иеромонах Серафим (Роуз), я расскажу отдельно.

А сейчас мне хотелось бы рассказать о других святых людях, рядом с которыми я росла. Это владыка Нектарий (Концевич), который окормлялся у Оптинского старца Нектария и нес нам дух Оптиной пустыни. Это владыка Антоний (Медведев). Владыка Филарет (Вознесенский), который сейчас почивает нетленный…

Это были святые люди и настоящие старцы. Они сами себя не считали, конечно, старцами, но они ими являлись. Их святость и заключалась в том, что они, помимо других духовных даров, были очень скромными и смиренными. Также они были очень трезвыми людьми – никакого кликушества, никаких страшных видений, ничего дикого – царский путь, строгость к самим себе и милосердие, любовь к другим.

Первый из старцев РПЦЗ, о ком я хочу рассказать, – епископ Нектарий (Концевич). Мои истории будут не только о нем самом, но и о тех, кого он любил и почитал.

Владыка Нектарий (Концевич) (1905–1983).

У меня не было дедушки, он рано умер, и в детстве я считала владыку Нектария своим дедушкой. Мы жили тогда в Сиэтле, а он был епископ Сиэтлийский, викарий Западно-Американской епархии. Моя мама в те годы была старшей сестрой в приходе в Сиэтле (у нас, в Русской Зарубежной Церкви, на приходах обычно есть сестричества, и сестры занимаются организацией совместных трапез всех прихожан после службы, помогают в уборке храма и подготовке его к праздникам, так что у них много дел и забот).

Владыка Нектарий жил рядом с храмом, и моя мама всегда старалась позаботиться о нем и о его сестре Верочке. У владыки была гипертония и болезнь сердца, а мама любила лечить разными натуральными средствами, и она всегда заботилась о здоровье владыки, старалась его поддержать, снабжала его разными лекарствами.

Оптинский дух.

Владыка, в свою очередь, очень любил нашу семью, приходил к нам в гости, и в Сиэтле, и в Сан-Франциско, когда мы туда переехали. Когда он нас навещал, то всегда рассказывал про Оптину пустынь, про Россию. Этот дух его рассказов – настоящий православный дух – передавался нам.

Владыка родился в 1905-м году и успел застать ту самую, старую Оптину, с ее старцами и преемственностью Оптинского духа.

Ваня, Володя и Олег Концевичи.

Шел 1922 год, когда будущий епископ Нектарий, а тогда 17-летний юноша по имени Олег, приехал в Оптину пустынь вместе со своей мамой, Александрой Ивановной Концевич, духовным чадом старца Нектария Оптинского.

В семье Концевичей было три брата: старший, Иван, – 1893 года рождения, средний, Владимир, – 1895 года рождения, младший, Олег, – 1905 года рождения, а также сестра Вера.

Всеми любимый Володя – умный, добрый, талантливый – совсем юным ушел добровольцем на фронт и погиб на полях Первой мировой войны в Австрии. Гибель его была жертвенной: требовалось перерезать проволоку заграждений под обстрелом неприятеля, и все тянули жребий – кому идти на верную смерть. Володя не вытянул жребий, но заменил собой другого воина и был убит.

Потеряв Володю, Александра Ивановна и Олег в 1922-м году ничего не знали и о судьбе старшего – Вани. Ваня (Иван Михайлович Концевич) уже бывал ранее в Оптиной пустыни и окормлялся у старцев, а в Гражданскую войну воевал в рядах Добровольческой армии. Война уже закончилась, но никакой весточки от Вани у его родных не было.

Епископ Нектарий и иеромонах Серафим (Роуз)

«А Ваня?».

Позднее Олег напишет в письме к старшему брату:

«В 22-м году, когда мы с мамочкой в первый раз были в Оптиной, жив был еще старец отец Анатолий. О тебе мы еще не имели никаких сведений, и мамочка спросила у отца Анатолия, как о тебе молиться: о здравии или об упокоении?

Отец Анатолий спросил маму, не снился ли ты ей как-нибудь? Мама ответила, что видела во сне сыновей едущими на конях: сначала покойного Володю, а потом тебя. Но кони были разных мастей. Отец Анатолий сказал:

– Ну, что ж! Бог милостив, молись о здравии, Бог милостив.

После посещения отца Анатолия мы были у батюшки отца Нектария. Мамочка задает старцу ряд вопросов о дочери, о себе, обо мне, а о тебе ничего не говорит, так как знает, что нельзя по одному и тому же вопросу обращаться к двум старцам. Я этого не знал, и, полагая, что мамочка забыла о тебе спросить, все время тереблю мамочку и говорю ей:

– А Ваня? А Ваня?

Мамочка продолжает не спрашивать. Тогда батюшка ей и говорит, после одного из моих ‟А Ваня?”

– Он жив. Молись о здравии. Скоро получишь о нем известие. Тебе было неполезно о нем знать».

Святитель Иоанн Шанхайский

«Мы сделали 75 верст пешком, зато Дедушка утешал нас все время».

В 1923-м году Оптинского старца Нектария отправили в ссылку, запретив ему жить в Калужской области. После скитаний он нашел пристанище в селе Холмищи в Брянской области, и тогда в Холмищи к нему потянулись его верные и любящие духовные чада. Ездили к нему и Олег Концевич со своей мамой.

Дорога была проселочной и очень трудной, весной и осенью – грязной, а когда разливалась река, приходилось идти в обход мимо леса, полного дикого зверья. Часто на дорогу выходили волки.

Александра Ивановна вспоминала об этих путешествиях к старцу (для конспирации все духовные чада стали называть его в письмах «Дедушкой»):

«Вчера вернулись мы от Дедушки. Сегодня Вербное Воскресение. Сейчас у нас и весна во всем разгаре: тепло, деревья зеленеют, солнышко сияет. Путешествие к Дедушке было очень трудное. По случаю разлива рек сообщения на лошадях не было, и мы сделали 75 верст пешком (в обход). Ходили по колени в воде, месили невылазную грязь, скользили по мерзлым кочкам. Местами была и хорошая дорога, но, в общем, устали настолько, что к концу пути, пройдя версту, ложились отдыхать.

Зато Дедушка утешал нас все время. У него, кроме нас, никого не было. С ним мы провели полтора суток».

«Волк вежливо уступил нам путь».

Писала еще:

«У нас размножились очень волки, во многих хозяйствах поуничтожили весь скот. Когда мы с Олежком шли к Дедушке, нас тоже в лесу на дороге встретил волк. Он сидел на дороге, по которой мы шли, потом вежливо уступил нам путь, перешел на опушку леса, потом опять сел сзади нас на прежнее место.

Смеркалось. Олежек немножко струсил: у нас не было даже палочки, а я же не испытывала ни малейшего страха в надежде на Дедушкины молитвы».

«Вот тебе лекарство».

В середине 1920-х годов Олег Концевич был юным студентом механического факультета Института путей сообщения, но для своей мамочки оставался «Олежком», а он называл ее в своих воспоминаниях «моя незабвенная мамочка» даже много лет спустя, когда был уже епископом с седой бородой.

Александра Ивановна записала об очередном приезде к старцу Нектарию:

«Когда мы приехали, Олежек был болен. Температура у него была 40 градусов. Я говорю Батюшке: ‟Олежек у меня болен”, – а он говорит, улыбаясь: ‟Хорошо поболеть в добром здоровье”.

На другой день дал ему яблочко и говорит: ‟Вот тебе лекарство”. А когда благословлял нас в путь, сказал: ‟Когда будете лошадей кормить, пусть Олег выпьет кипяточку, и будет здоров”. Мы так и сделали, Олежек выпил кипяточку, заснул и проснулся, говоря: ‟Мамочка! – я здоров”».

Благословения Оптинского старца Нектария.

Старец Нектарий и в ссылке продолжал окормлять духовных чад: в случае с Концевичами, он делал это в переписке с матерью семейства, Александрой Ивановной. Она свидетельствовала о благословениях духовного отца себе самой и своим сыновьям:

«Олежка он благословил хлопотать о жаловании, и вот, чудесным, можно сказать, образом он получил его – и не только за этот год, а и за весь прошлый, без всякой протекции, между тем в прошлом году ему отказали. Олежек благословлялся, чтобы ему хорошо учиться – и до сих пор у него по всем предметам, которые идут в аттестат, весьма удовлетворительно.

Меня Дедушка благословил заниматься уроками, и ко мне сами напросились шесть учеников, и все как на подбор – детки умные, способные, верующие!

Ах, как печально, что мы живем далеко от Дедушки и редко можем прибегать к его благословению».

«Молитва – это капитал: чем дольше лежит, тем больше процентов приносит».

Александра Ивановна Концевич вспоминала еще, как старец Нектарий утешал тех, кому казалось, что Господь не слышит их молитвы:

«Дедушка говорил, что очень хорошо, если Господь долго не слушает молитвы. Нужно только продолжать молиться и не унывать: ‟Молитва – это капитал: чем дольше лежит капитал, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда это Ему благоугодно; тогда, когда нам полезно принять.

Если нам что-либо крайне необходимо, тогда следует два-три раза помолиться, и за исполнение просьбы надо благодарить Бога.

Иногда через год Господь исполняет прошение. Пример брать надо с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, а все надеялись, и какое послал Господь им утешение!”»

Советы Оптинского старца Нектария.

Александра Ивановна писала еще о старце Нектарии:

«…он достиг высочайших благодатных даров, но умеет так скрывать их, что даже окружающие совершенно не знают о них, а иногда стараются обмануть его, а он и виду не подает, что все понимает».

Писала также:

«Дедушка как-то от себя сказал: “Молись телесно – Господь Бог пошлет Свою благодать в помощь тебе”. Это значит, чтобы молиться с поясными поклонами, и, когда нужно, то и с земными. Дедушка даже встал перед иконами, положил медленно крестное знамение на себя и поклонился низенько, коснувшись рукой правой до земли, и мне сказал: “Молись так”.

Молись, чтобы Господь воцарился в сердце твоем – тогда преисполнится оно великим ликованием и радостью, и никакая печаль не в силах будет потревожить его. Для этой цели Дедушка советовал молиться так: “Господи, отверзи двери милости Твоей”».

Духовником Концевичей старец Нектарий был до самой своей смерти.

Став уже епископом, владыка Нектарий писал:

«С нежной сыновней любовью я вспоминаю незабвенного, духоносного, прозорливого Оптинского старца иеромонаха Нектария, уже давно отшедшего к Богу, к епитрахили которого в ранней юности привела меня моя незабвенная, возлюбленная мать».

Старец Нектарий предсказал монашество Олегу Концевичу и его маме, вдовице Александре Ивановне. Оба будут пострижены в монашество с именами Нектарий и Нектария – в память о духовном отце.

Духовником семьи Концевич старец Нектарий был до самой своей блаженной кончины в 1928-м году.

Рядом со старцем.

Ночью 12 мая 1928 года старец Нектарий скончался на руках у священника Адриана Рымаренко, который накануне, в весеннюю распутицу, с трудом добрался до Холмищ, словно для того, чтобы проводить своего любимого духовного отца в последний путь и прочитать ему отходную молитву.

Согласно завещанию старца, похоронили его в двух-трёх верстах от села Холмищи, на сельском кладбище. Его мощи обрели в 1992-м году, причем братия возрожденной Оптиной пустыни сначала обнаружили гроб матери епископа Нектария – схимонахини Нектарии (Концевич), а потом, немного в стороне, гроб с мощами старца.

Мощи янтарного цвета торжественно перенесли во Введенский собор Оптиной пустыни. Братия Оптиной вспоминали:

«Когда торжественная процессия двигалась по обители, с честью встречавшей своего старца через 65 лет разлуки с ним, от мощей исходило чудесное благоухание, которое чувствовалось на расстоянии до 30 метров и более».

«Правила благочестивой жизни».

Незадолго до своей кончины старец Нектарий благословил Олега Концевича окормляться у другого своего духовного сына – священника Адриана Рымаренко (1893–1978) – того самого, на чьих руках старец отошел ко Господу.

Впоследствии отец Адриан вспоминал, как в день его Ангела, в 1925-м году, старец Нектарий подарил ему листок «Правила благочестивой жизни», составленный архиепископом Костромским и Галичским Платоном (Фивейским; 1809–1877), добавив при этом:

– Это тебе мой именинный дар.

Эти «Правила благочестивой жизни» стали для отца Адриана завещанием старца Нектария, в соответствии с ними он и наставлял духовно Олега Михайловича Концевича. Вот только несколько советов из этих «Правил»:

Не думай приобрести какую-либо добродетель без скорби и болезней души

«Если желаешь жизни мирной – предай всего себя Богу.

Не делай ничего против Заповедей Божиих, не домогайся и не ищи ничего, кроме Бога, делая и терпя все для Бога.

Не заботься о том, чтобы уважали и любили тебя люди века сего, но о том, чтобы угодить Господу Богу, и чтобы совесть твоя не обличала тебя во грехах.

Если же хочешь непрестанно помнить о Боге, то скорби и несчастия переноси как справедливо тебя постигающие.

Приучись во всем, что ни видишь, представлять что-нибудь доброе. Будь кроток, тих, смирен, молчи и терпи, по примеру Иисуса. Он не возложит на тебя креста, которого ты не можешь понести; Он Сам поможет тебе нести крест.

Не думай приобрести какую-либо добродетель без скорби и болезней души.

Исполнил какую-нибудь Заповедь Божию – ожидай искушения, ибо любовь ко Христу испытывается через преодоление препятствий.

И на малое время не оставайся в праздности, а пребудь всегда в трудах и занятиях».

Неслучайная дата пострига.

В 1949-м году протоиерей Адриан Рымаренко (будущий архиепископ Роклэндский Андрей) переехал в США с поручением от Архиерейского Синода РПЦЗ устроить Ново-Дивеевский Успенский женский монастырь. Во времена расцвета обители там жили около 50 русских монахинь, которые бережно хранили драгоценные святыни: образ преподобного Серафима Саровского, писанный при его жизни; крест и два образа Спасителя из Ипатьевского дома в Екатеринбурге, которые пребывали с Царской семьей до самого конца; Владимирский образ Божией Матери из Оптиной пустыни – дар последних старцев Киеву.

Олег Концевич последовал за своим духовником. По молитвам Оптинского старца Нектария, он посвятил свою жизнь служению Церкви и стал монахом, как и предсказал ему старец. Олег Михайлович принял монашеский постриг 11/24 октября 1953 года с именем Нектарий.

Тогда еще никто не знал, что Оптинские старцы будут прославлены спустя несколько десятков лет (преподобный Амвросий – в 1988-м году, остальные Оптинские старцы – в 2000-м году), и Собор преподобных Оптинских старцев будут праздновать именно 11 (24) октября. Вот тогда и стало понятно, что дата пострига Олега Концевича была выбрана неслучайно, а по воле Божией и по благословению Оптинских старцев.

На следующий день после пострига монах Нектарий был посвящен в иеродиакона, а через неделю рукоположен в иеромонаха. 17 сентября 1959 года он был возведен в сан игумена, а в 1962-м году хиротонисан во епископа Сиэтлийского, викария Западно-Американской епархии.

Владыка клал свои огромные руки на наши детские головы.

Владыка Нектарий был такой большой человек – грузный, высокий, крепкий, – как медведь, в хорошем, конечно, смысле. Он клал свои огромные руки на наши детские головы, и мы терялись в рукавах его рясы. Ничего не видели из-под этих рукавов, но нам было весело, что владыка так с нами играет. Он очень любил детей. Передавал нам пение разных птиц – умел общаться и играть с детьми.

Говорил он тихо, медленно, у него был такой спокойный голос. В этом отношении он был полной противоположностью другому нашему владыке – архиепископу Западно-Американскому и Сан-Францисскому Антонию (Медведеву): тот был, наоборот, очень быстрый, подвижный, энергичный.

Когда владыка Нектарий что-то рассказывал, то часто вздыхал. Любил вспоминать про Оптину, про Россию – у него всегда были такие духовные разговоры. Этот дух передавался нам – настоящий православный дух.

Сохранить благодать Причастия.

Как-то владыка рассказал нам такую историю. Они с мамой приехали к Оптинскому старцу Нектарию, и владыка, а тогда еще просто юный Олег Концевич, причастился. После таинства старец благословил его:

– Иди после Причащения Святых Христовых Тайн в лес и побудь там один: постарайся в чистоте и без суеты сохранить благодать Причастия.

И я эту короткую историю запомнила на всю жизнь. Ведь мы причащаемся – и тут же впадаем в суету, а нам нужно учиться ценить ту благодать, которая дается нам в Причастии.

Мы физически не можем уйти в лес, но можем постараться прожить этот день без ненужной суеты, оградившись молчанием. Если же нам необходимо что-то сказать по работе или по делу, то нужно хотя бы постараться избежать празднословия…

Вот такой совет Оптинского старца наш владыка Нектарий передал нам, и я его помню спустя много лет.

Те, кто стояли у истоков церковного служения епископа Нектария.

Владыка Нектарий особенно почитал святых новомучеников и исповедников Российских. Он лично знал некоторых из них.

Во-первых, это, конечно, его любимый Оптинский старец Нектарий, гонимый и мучимый безбожными властями.

Это Святейший Патриарх Тихон (1865–1925), которому юный Олег Концевич прислуживал как алтарник, и который был прославлен Русской Зарубежной Церковью как исповедник в 1981-м году, а РПЦ как святитель – в 1989-м году.

Этосвященомученик Онуфрий (Гагалюк; 1889–1938), архиепископ Курский и Обоянский. У него была замечательная судьба, множество скорбей и чудесных случаев Божьего промышления о его жизни и спасении. Его отец, будучи лесничим, застал порубщиков леса на месте преступления. Они избили его так, что он скончался от ран в больнице, затем сожгли его дом, оставив вдову и шестерых детей без кормильца и крыши над головой.

Мать будущего епископа, Екатерина, вспоминала позднее:

«Сын мой, Антон, пяти лет, взобравшись ко мне на колени и обняв за шею, сказал мне: ‟Мама! Ты не плачь, когда я буду епископом – то возьму тебя к себе!” Я была так поражена этими словами, ибо не поняла их значения, и даже испугалась, что переспросила Антошу: ‟Что ты сказал? Кто такой епископ? Где ты слышал такое слово?” Но он мне только повторил уверенно и серьезно: ‟Мама, я буду епископом, я сам это знаю”».

Екатерина отдала детей в сиротский приют и сама устроилась туда кухаркой. Будущий владыка учился так хорошо, что на деньги приюта был отправлен в Духовную семинарию. Блестяще закончил семинарию, а в 1915-м году – Духовную академию в Петрограде.

Во время учебы в семинарии заболел воспалением легких и был при смерти – и ему явился святой Онуфрий Великий (раннехристианский святой, египетский пустынник IV века), который его исцелил. Во время учебы в академии снова заболел и снова был при смерти, и ему второй раз явился святой Онуфрий, который снова его исцелил. Не стоит, видимо, удивляться тому, что юношу постригли в монахи в честь святого Онуфрия Великого, который сам решил стать духовным покровителем будущего священномученика.

Архиепископ Онуфрий неоднократно подвергался арестам, причем обвинялся и в том, что слишком часто проповедовал, и в том, что критиковал теорию Дарвина, и в том, что оказывал материальную помощь освободившимся из заключения священнослужителям, и в том, что благословлял совершение монашеских постригов.

В 1935-м году он был приговорен к лишению свободы сроком на 10 лет, а в 1938-м году, уже отбывая наказание, приговорён к смертной казни и расстрелян. Реабилитирован в 1990-м году. Священномученик Онуфрий (Гагалюк) бывал в доме Концевичей, и Олег хорошо его знал.

В 1935-м году Олег Концевич был келейно посвящен во чтеца епископом Таганрогским Иосифом (Черновым) (1893–1975). Епископ Иосиф (Чернов), будущий митрополит Алма-Атинский и Казахстанский, молитвенник и подвижник благочестия, в этом же, 1935-м году, был арестован НКВД и провел 5 лет в лагерях.

Во время Великой Отечественной войны, когда Таганрог был оккупирован немцами, владыка Иосиф возобновил открытое служение в качестве епископа Таганрогского, затем отказался от участия в пропагандистских акциях нацистов и был арестован уже гестаповцами. Сидел в немецкой тюрьме с 6 ноября 1943 года по 12 января 1944 года.

После освобождения города частями Красной армии снова был арестован НКВД, и с 1944 по 1956 год прошел поэтапно Бутырскую тюрьму, два лагеря особого назначения и ссылку, где 63-летний владыка был вынужден работать водовозом.

Это судьбы людей, которые стояли у истоков церковного служения будущего епископа Нектария (Концевича).

Владыка твердо верил: по молитвам новомучеников и исповедников Российских Господь помилует Русскую Землю.

Протоиерей Андрей Папков (ключарь Покровского кафедрального собора в Чикаго) свидетельствовал:

«Пишущему эти строки владыка Нектарий говорил: ‟Представь себе, что, когда мы молитвенно взываем: ‟Святии Новомученицы и Исповедницы Российстии, молите Бога о нас”, они все, обратясь к Престолу Божию, воскликнут: ‟Господи, помилуй!” – и Господь, по их молитвам, помилует Русскую Землю.

Владыка в это твердо верил. Помню, как на торжестве прославления (1981 год), когда впервые зазвучало мощное величание Новомученикам, с какими слезами умиления и горячей молитвой владыка участвовал в этом величании. Может показаться странным, что при таком стечении духовенства и молящихся это было заметно. Но это было именно так, потому что из всех наших иерархов владыка был единственным личным свидетелем событий 1920–30-х годов, когда так много просияло новых страстотерпцев.

Здесь уместно упомянуть, что сам владыка был тайно посвящен в степень чтеца в 1935-м году в Таганроге епископом Иосифом (Черновым) и, таким образом, встал в ряды клириков гонимой Церкви».

Мой «дедушка» владыка Нектарий и мой духовный отец Серафим (Роуз).

Как я уже рассказывала, когда я была ребенком, моя семья окормлялась у владыки Иоанна Шанхайского, и как-то владыка сам привел в нашу семью своего духовного сына, Евгения (Юджина) Роуза, чтеца кафедрального собора «Всех скорбящих Радость», будущего иеромонаха Серафима (Роуза). Когда я выросла, то святитель Иоанн уже отошел ко Господу, и моим духовным отцом стал иеромонах Серафим (Роуз). Я часто ездила к нему в пустыньку – в Свято-Германовский скит, который позднее стал монастырем.

Сам же отец Серафим (Роуз), после блаженной кончины святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, чудотворца, духовно окормлялся у владыки Нектария (Концевича) (которого в детстве я считала своим дедушкой).

Епископ Нектарий часто напоминал отцу Серафиму: «Паче всего сохраняйте все то, что благословил владыка Иоанн. Это ваша прямая обязанность».

«Владыка Нектарий всегда является для нас источником вдохновения и утешения».

Именно «мой дедушка», епископ Нектарий, рукоположил монаха Серафима (Роуза) в священный сан. Ученик отца Серафима, а также его жизнеописатель, иеромонах Дамаскин (Кристенсен), вспоминал об этом рукоположении так:

«…во время хиротонии нельзя было не заметить невероятного напряжения, написанного на лице у владыки Нектария, совершавшего таинство. Он весь покраснел, по лицу стекали капли пота. Владыка возложил руки на голову отца Серафима. ‟Если бы я только мог передать… передать – и умереть!” – прошептал епископ. Он усердно молился, чтобы Бог вдохновил нового священника продолжить апостольское служение, воспринятое когда-то им самим».

Отец Серафим постоянно чувствовал молитвенную поддержку владыки Нектария. Владыка жил в Сан-Франциско, а по праздникам ездил в Сиэтл, и, хотя у него было больное сердце, и путешествовать ему было уже тяжело, но он всегда по дороге туда и обратно навещал скит Преподобного Германа.

В одном из своих писем от 1972 года отец Серафим писал:

«Владыка Нектарий посетил нас по пути из Сиэтла – он был довольно слаб, но тем не менее смог предпринять такое утомительное путешествие. Он всегда является для нас источником вдохновения и утешения».

В другом письме отец Серафим замечал:

«Прежде всего, конечно же, нашими учителями должны быть столпы старшего поколения: владыки Иоанн Шанхайский и Аверкий (Таушев), и подобные им. Владыка Нектарий является наиболее ценным представителем этого поколения из оставшихся в живых. Да даст ему Господь многих лет жизни!»

Блаженная кончина владыки Нектария.

Когда мой духовный отец Серафим (Роуз) отошел ко Господу (2 сентября 1982 года), на сороковой день в монастырь приехал владыка Нектарий (Концевич). Он отслужил литургию, а после сказал проповедь, в которой назвал отца Серафима святым праведником.

Сам епископ Нектарий ненадолго пережил отца Серафима – он отошел ко Господу через полгода. Накануне Собора Новомучеников и Исповедников Российских уже сильно ослабевший владыка собрал последние силы и помолился на всенощном бдении в любимом им соборе «Всех Скорбящих Радость», построенном святителем Иоанном Шанхайским.

Наутро, 6 февраля 1983 года, в конце ранней Божественной литургии, разнеслась весть, что владыка Нектарий (Концевич) отошел ко Господу. В его келлии на столе лежала служба святым Новомученикам и Исповедникам Российским, которых он так почитал.

Ещё  больше  фото  здесь: https://pravoslavie.ru/140514.html

   Отправить статью как PDF   

33
Тропарь  глас 1:

Кpила́ми богоpазу́мия впеpи́вши твой ум,/ возлете́ла еси́ пpевы́ше ви́димая тва́pи,/ взыска́вши Бо́га и Твоpца́ вся́ческих,/ и, Того́ обpе́тши, па́ки pожде́ние Кpеще́нием пpия́ла еси́,/ дpе́ва живо́тнаго наслажда́ющися, нетле́нна во ве́ки пpебыва́еши,// О́льго пpисносла́вная.

Кондак  глас 4:

Воспое́м днесь Благоде́теля всех Бо́га,/ просла́вльшаго в Росси́и О́льгу Богому́друю:/ да моли́твами ея́/ пода́ст душа́м на́шим// грехо́в оставле́ние.

*  *  *

Равноапостольная княгиня Российская Ольга 

24 июля 1988 г., проповедь

Митрополит Антоний Су́рожский (Блум)

Мы живем в такое время, когда христиане представляют собой все убывающее меньшинство, и в этом меньшинстве мы, православные, составляем малую общину, как в среде христиан, так и среди секуляризованного мира. И как мы робеем, как мы робеем заявить себя тем, чем мы являемся, как мало в нас решимости стоять в своем христианском качестве перед лицом мира, чуждого нам и чуждого Христу, нашему Богу, нашему Спасителю, нашему Господу и брату по человечеству! Как мы робеем заявить о своей вере, как мы робеем жить согласно ясным диктатам Евангелия и явить не только на словах, но всей нашей жизнью, что мы – и в мире и не от мира, что мы – предвестники Царства Божия, народ, посланный в мир, чтобы покорить его Богу: но не силой, а отдавая свою жизнь за мир.

И вот жизнь святой Ольги, память которой мы чтим сегодня, должна быть для нас и судом, и вдохновением. Ольга была христианкой за два поколения до Крещения Руси; она была христианкой в одиночку, среди царедворцев своего мужа, который презирал христианство как религию слабых, потешался над ним и вместе со своими соратниками высмеивал и княгиню Ольгу и ее веру. И она стояла, в одиночку, и никогда не поколебалась; она не робела заявить о том, кто она есть, она провозглашала свою веру в одного, Единого Бога, Господа господствующих и Царя царствующих, но также и Спасителя мира.

Какой это для нас урок! Мы живем в мире, который подчас осмеивает нас, который живет, как если бы евангельские ценности утратили всякий смысл, но реальная опасность нам не угрожает. А сейчас существуют страны, где христианином быть опасно; еще не так давно заявить себе христианином в России могло быть опасным и могло сулить беду и для себя самого, и для семьи, и для друзей; и однако люди стояли неколебимо и веровали. И, по примеру святой Ольги, выстояли женщины; женщины спасли Церковь в России своим героизмом и своей готовностью принять страдания и отдать жизнь за нее, за Бога.

Мы должны очень серьезно задуматься над своей боязливостью, над своими страхами и поставить перед собой вопрос: отчего это так? Потому ли, что мы вообще так боязливы, потому ли, что страх так глубоко въелся в нашу плоть и в нашу кровь? Или же мы все еще ничего не поняли? Или мы забыли, кто для нас Господь Иисус Христос, и Ему место только где-то на задворках нашей жизни, но не в сердцевине ее, и Он не царит как Господь и Бог в наших сердцах и умах, и во всей нашей жизни? Мы должны спросить себя, что Он для нас значит, если мы так испуганы от усмешки, от язвительного замечания, от пренебрежительного отношения – ведь ничего более опасного с нами не произойдет в тех условиях, в которых мы живем.

Разве так мы относимся к людям, которых мы действительно любим, когда над ними насмехаются, когда их опорочивают, бранят? Разве мы тогда молчим, разве мы поддакиваем толпе, оставляя стоять в одиночестве тех, кого мы любим? Разве мы допустим, чтобы имя нашей матери, невесты, мужа или жены или самого дорогого друга произносилось с насмешкой и сопровождалось непристойной, унижающей шуткой? Нет, мы не снесли бы этого, по крайней мере, я надеюсь, что никто из нас не стал бы терпеть этого! И в то же время мы так легко и спокойно сносим это, когда речь идет о Христе, о Боге и о Его правде, о том, чтобы жить по-Божьи! Означает ли это, что столько людей и столько вещей для нас бесконечно более значительны, чем Тот Бог, Который так нас возлюбил, что призвал к бытию с тем, чтобы отдать нам Себя в руки; и когда мы отвернулись от Него, каждый из нас и все мы сообща, вместе – пришел в мир, чтобы разделить нашу судьбу, жить и умереть за нас и вместе с нами…

Задумаемся над этим, потому что, вот, стоит и высится перед нами во весь рост образ святой Ольги, одинокой в море язычников – не в таком обществе, которое, как наше, уже несет в себе евангельскую за-кваску и где у нас столько общего с нынешними язычниками. Она стояла в одиночку и не поколебалась; и потому что она так выстояла, она смогла передать своему внуку Владимиру такое видение мира, которое никогда не поблекло и не дало ему покоя, пока он не нашел ответа. Она раскрыла перед ним новое измерение человечества и пробудила в нем голод по вещам более великим, более правдивым и более святым, чем ложные боги, которых почитал его отец со своим окружением. И потому что она была способна выстоять среди насмешек царедворцев своего мужа, ее внук открылся Богу во Христе и своим обращением распахнул сердца миллионов людей и просторы земли Российской господству и воцарению в ней Христа Спасителя.

Научимся же от этой женщины, хрупкой и более сильной, чем все мужчины, – как Матерь Божия, бывшая сильнее всякой боязни и всякого колебания; научимся стоять в одиночку и провозглашать нашу веру – не на словах, слова больше никого не убеждают, люди наслышались слишком много обманчивых, красивых слов, – но живя по-Божьему, как собственный народ Христов. Аминь!

 *

   Отправить статью как PDF   

Тропарь,  глас 1:

Смире́нием досто́инство кня́жеское сокры́вши,/ богому́драя Елисаве́то,/ сугу́бым служе́нием Ма́рфы и Мари́и/ Христа́ почти́ла еси́./ Милосе́рдием, терпе́нием и любо́вию себе́ предочи́стивши,/ я́ко же́ртва пра́ведная Бо́гу принесла́ся еси́./ Мы же, чту́ще доброде́тельное житие́ и страда́ния твоя́,/ я́ко и́стинную наста́вницу усе́рдно про́сим тя:/ свята́я му́ченице вели́кая княги́не Елисаве́то,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ и просвети́ти ду́ши на́ша.

Кондак,  глас 2:

Вели́чие по́двига ве́ры кто пове́сть?/ Во глубине́ земли́, я́ко в раи́ све́тлости,/ страстоте́рпица вели́кая княги́ня Елисаве́та/ со А́нгелы во псалме́х и пе́ниих ра́довашеся/ и, убие́ние претерпева́ющи,/ о безбо́жных мучи́телех взыва́ше:/ Го́споди, прости́ им грех сей,/ не ве́дят бо, что творя́т./ Тоя́ моли́твами, Христе́ Бо́же,// поми́луй и спаси́ ду́ши на́ша.

*  *  *

Кре­сто­вая сест­ра Мар­фо-Ма­ри­ин­ской оби­те­ли ми­ло­сер­дия, Вар­ва­ра Яко­вле­ва, од­ной из пер­вых по­шла по сто­пам ве­ли­кой кня­ги­ни и ста­ла слу­жить ближ­ним и ос­но­ван­ной Ели­са­ве­той Фе­о­до­ров­ной оби­те­ли. Она бы­ла ке­лей­ни­цей на­сто­я­тель­ни­цы и од­ной из са­мых близ­ких се­стер. Но этим не гор­ди­лась, оста­ва­ясь лас­ко­вой и до­ступ­ной для всех. Близ­кие Ели­са­ве­ты Фе­о­до­ров­ны хо­ро­шо зна­ли ее и на­зы­ва­ли Ва­рей.

От­ку­да, и из ка­кой сре­ды при­шла в оби­тель сест­ра Вар­ва­ра – нам неиз­вест­но. За сво­ей ма­туш­кой-на­сто­я­тель­ни­цей она доб­ро­воль­но по­шла на стра­да­ние и смерть, ис­пол­нив за­вет Гос­по­да: «Нет боль­ше той люб­ви, как ес­ли кто по­ло­жит ду­шу свою за дру­зей сво­их» (Ин.5.13).

Все ала­па­ев­ские уз­ни­ки зна­ли, что их ожи­да­ет в неда­ле­ком бу­ду­щем. Они со­зна­тель­но го­то­ви­лись к смер­ти и мо­ли­ли Гос­по­да укре­пить их в ис­по­вед­ни­че­ском по­дви­ге. 5 (18) июля 1918 г. ино­ки­ня Вар­ва­ра бы­ла сбро­ше­на в шах­ту ста­ро­го руд­ни­ка вме­сте с Ели­са­ве­той Фе­о­до­ров­ной и дру­ги­ми чле­на­ми им­пе­ра­тор­ско­го до­ма. Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца ино­ки­ня Вар­ва­ра со­вер­ши­ла свой по­двиг в воз­расте трид­ца­ти пя­ти лет.

Источник: https://azbyka.ru/days/sv-varvara-jakovleva-alapaevskaja

*  *  *

18 июля 1918 г. по особому распоряжению Уралсовета в уездный город Алапаевск тайно были привезены близкие родственники императора Николая II: Великий Князь Сергей Михайлович, Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, Князья Императорской крови, родные братья Константиновичи – Иоанн, Константин, Игорь, Князь Владимир Павлович Палей. Причина высылки Князей из Петрограда (путь лежал через Вятку, Пермь, Екатеринбург) была указана в выданных им удостоверениях, как лицам, не совершавших политических преступлений, но в «целях предупреждения и пресечения». На их долю выпали гонения, клевета, лишения, лютая жестокость мучителей. Алапаевское заточение стало для узников последним местом земной жизни.

Великая Княгиня Елизавета Феодоровна родилась в благочестивой семье от брака Великого Герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери Английской Королевы Виктории, 1 ноября 1864 года (20 октября ст. ст.). У герцогской четы было пятеро дочерей и два сына. Все дети воспитывались в традициях старой Англии. Их мать принцесса Алиса старалась привить детям качества, основанные на глубоких принципах христианства. Одежда и еда были простыми, дети выполняли домашнюю работу, убирали комнаты. Герцогская чета раздала большую часть своего состояния на благотворительные нужды. Ими были посещаемы госпиталя, приюты, дома для инвалидов, куда часто ходили и дети. Одним из главных качеств принцессы Эллы (так звали в детстве Великую Княгиню) была высокая религиозность и любовь к ближнему.

Выйдя замуж за российского Великого Князя Сергея Александровича (Великий Князь с 1891 г. занимал пост генерала – губернатора Москвы и погиб от рук террориста Каляева 4 февраля 1905 г.), она всем сердцем приняла Россию, православную веру. Ее знал весь мир как великую женщину любви, принесшую на алтарь страждущего человечества не только честь и славу, но и все свое состояние, все часы своей жизни. Святая преподобномученица Елизавета ставила во главу своей жизни и всех дел любовь. Эта любовь трудное для нее делала легким и удобным, служение страждущему человечеству привлекательным, прощение врагам возможным.

В 1891 году в Лазареву Субботу над ней был совершен чин принятия в Православную Церковь через Таинство Миропомазания с оставлением прежнего имени, но уже не в честь католической святой Елизаветы Тюрингенской, а в честь святой праведной Елизаветы, матери святого Иоанна Предтечи. Император Александр III благословил свою невестку драгоценной иконой Нерукотворного Спаса, с которой Елизавета Феодоровна и приняла мученическую смерть.

Дела благотворительности были для нее настоящей жизненной потребностью. Учредителем и попечителем ряда благотворительных организаций и комитетов стала она в Санкт – Петербурге и Москве. Во время русско-японской войны Великая Княгиня Елизавета Феодоровна устроила в Московском кремле мастерские, где шили перевязочный материал, теплую одежду, собирали медикаменты, продовольствие для солдат, посылки с образками, снаряжали походные церкви. Было сформировано несколько санитарных поездов, открыт госпиталь в Москве, оказывалась помощь солдатским вдовам и сиротам.

5 февраля 1905 года произошло страшное событие, изменившее всю жизнь Елизаветы Феодоровны. От взрыва бомбы революционера – террориста Каляева погиб любимый супруг ее – Великий Князь Сергей Александрович. Каждый наслышан о великом мужестве Княгини, когда она своими руками собирала куски тела своего мужа. Позднее она нашла в себе силы, сняв траур, и надев то же самое голубое платье, что было на ней во время покушения, отправиться навестить умирающего кучера, 25 лет прослужившего Великому Князю.

После смерти мужа Великую Княгиню Елизавету больше ничего не связывало со светской жизнью. Привитые ей с детства любовь и сострадание к ближним привели ее к созданию в Москве обители любви и милосердия во имя святых жен – мироносиц Марфы и Марии.

Когда Великую Княгиню возводили в сан настоятельницы (в 1910 году), она сказала: «Я оставляю блестящий мир… Но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих».

При Марфо-Мариинской обители была устроена больница, амбулатория, аптека, приют для девочек – сирот, воскресная школа, библиотека, столовая для бедных, два храма.

Великая Княгиня Елизавета с 1910г. была настоятельницей созданной ею обители. Наряду с сестрами Вел. Княгиня сиделкой проводила бессонные ночи у постели тяжелобольных, ассистировала при операциях, посещала московские трущобы. Подвижническая жизнь и деятельность созданной ею обители снискала у русского народа уважение к этой светлой женщине, ее при жизни почитали святой.

Гонимые в родной земле, не покинувшие своего Отечества, Романовы стали заложниками октябрьского политического переворота 1917 г. и разразившейся в России гражданской войны. На третий день святой Пасхи 1918 года в день Иверской иконы Божьей Матери большевики арестовали Великую Княгиню Елизавету и увезли ее в г. Пермь. С ней разрешили ехать только двум сестрам – Варваре и Екатерине. Конвоиры обращались с ней грубо – с ней, такой милосердной к ближним! В Перми их поместили в женский монастырь. По дороге в Алапаевск они находились в Екатеринбурге несколько дней, но где именно, пока неизвестно.

Весной 1918 года в Екатеринбург привезены и помещены были в грязной гостинице Великий Князь Сергей Михайлович с секретарем Федором Михайловичем Ремезом, три брата, сыновья Великого Князя Константина Константиновича, – Иоанн, Константин, Игорь и Князь Владимир Палей.

20 мая Великая Княгиня Елизавета Феодоровна и остальные узники были привезены в г. Алапаевск и помещены в Напольной школе на краю города. Сначала они пользовались относительной свободой, работали на школьном дворе, разбили огородик, посадили цветы, ходили в храм, гуляли в поле около школы; жили в большой дружбе и любви.

Контроль за Романовыми проявляли члены большевистского Совета, чекисты, комиссары и красногвардейцы. С середины июня для узников ужесточился тюремный режим. В комнатах Князей проводили ночные обыски, изъяли личные вещи, оставив только смену белья, документы. У каждого из Князей при себе были нательные крестики, иконки, самое дорогое, что осталось при них, молитвословы, акафисты и еще фотографии, напоминавшие им о родных.

Сестер Варвару и Екатерину перевезли в Екатеринбург и предложили идти на свободу, но сестры умоляли оставить их при Матушке. Келейница ее Варвара сказала, что готова даже дать подписку кровью, что желает разделить судьбу с Великой Княгиней. Она была отправлена обратно в Алапаевск.

В ночь с 17 на 18 июля узников вывезли на конных повозках к заброшенной Нижне-Селимской шахте, что находилась в 12-ти верстах от города. Здесь было совершено убийство. Князья были сброшены живыми в шахту. Великий Князь Сергей Михайлович, оказавший сопротивление, был убит выстрелом из револьвера. Шахту забросали хворостом и гранатами. Скрыть злодеяние не удалось, по городу стали распространяться слухи, что Романовы убиты алапаевскими большевиками. По преданию, один из крестьян, оказавшийся случайным свидетелем той страшной ночи, рассказывал, что Святая преподобномученица, стоя на краю шахты, повторяла слова Спасителя, молясь об убийцах: «Господи, прости, ибо не ведают, что творят».

После взятия Алапаевска Сибирскими войсками Белой Армии 28 сентября, вскоре было обнаружено местонахождение шахты. 11 октября тела были подняты на поверхность и проведена медицинская экспертиза, установившая мученическую кончину Князей. Святая преподобномученица Елизавета упала на выступ 15-метровой глубины, сама сильно пострадавшая при падении, перевязала в темноте рану Князя Иоанна, употребив для этого свой апостольник (белый монашеский плат).

Тела были перенесены в прикладбищенскую церковь св. вмц. Екатерины. Весь день 18 октября над телами мучеников служились панихиды, а вечером была отслужена заупокойная всенощная служба. На следующий день крестным ходом при стечении большого числа людей, священства, подняв гробы на раменах, тела понесли в Свято-Троицкий собор, где была отслужена заупокойная Литургия и отпевание.

Распоряжение о месте погребения сделал адмирал А. В. Колчак. Под печальный перезвон колоколов, общенародное пение «Святый Боже» гробы мучеников перенесли в склеп, устроенный с южной стороны алтаря собора.

14 июля 1919 г. при отступлении Белых частей останки убиенных были вывезены в Сибирь. Разрешение на перевозку гробов получил игумен Серафим, друг и духовник Великой Княгини Елизаветы Феодоровны. Шесть тел были захоронены в апреле 1920 года под сенью храма преподобного Серафима Саровского при Русской Духовной миссии в Пекине.

Тела же святых мучениц Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары были сопровождены далее во Святую Землю, Иерусалим, и были упокоены в усыпальнице при храме святой равноапостольной Марии Магдалины.

Захоронения останков остальных мучеников оставались в Российской Духовной Миссии (ныне посольство РФ) до 1947 года. В 1947 году по указанию из Москвы они были преданы земле на православном кладбище близ городских ворот Аньдинмэнь. После 1988 года, когда кладбище было окончательно ликвидировано, на его территории был разбит парк, а на участке с захоронениями мучеников устроили поле для игры в гольф.

В 1992 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил к лику Святых Новомучеников Российских Великую Княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив празднование им в день их кончины 18 июля (н. ст.).

Источник: www.svelizaveta.ru

А вот   – воспоминания  нашей  прихожанки Людмилы Чистяковой  о  том, как встречали  святые мощи княгини Елисаветы – её десницу в Витебске в 2004 г..

“В эти Царские дни мы вспоминаем алапаевских мучениц –  святую преподобномученицу княгиню  Елисавету и инокиню Варвару. В год столетия их мученической кончины в белорусскую столицу были привезены мощи святых мучениц. Но, возможно, не все знают, что мощи княгини Елисаветы (ее святая десница) уже побывали на белорусской земле, а именно, в нашем Витебске.

Поделюсь личными воспоминаниями. Это было в декабре 2004 г. Прочитав объявление о прибытии в город святыни, мы  отправились на вокзал на встречу. Поезд приходил рано и большую часть пути мы прошли пешком. На вокзале было уже много людей, наших, верующих, которые также пришли встретить святыню. Никто не мог сказать, где именно остановится поезд и я вышла на улицу в надежде узнать информацию. Там мы встретили нашего настоятеля отца Николая. Он и подсказал нам, где остановится вагон. Там уже стояли священноначалие, духовенство и студенты духовного училища с хоругвями. И вот прибыл поезд. Из вагона вышли, сопровождающие святыню  духовные лица (монашествующие, не помню в каком сане). В руках одного из них был ковчег с мощами. Это были очень волнительные минуты, словами не описать. После краткого молебного пения все выстроились в колонну и двинулись  через привокзальную площадь по улице Кирова. Сколько было человек я не помню. Вот что писали об этом в светском издании:

«В среду мощи преподобномучениц Великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары доставлены в древний белорусский город Витебск (основан в 947 году). На вокзале вагон-храм встретили более 4,5 тысячи верующих во главе с архиепископом Витебским и Оршанским Димитрием. От Витебского вокзала многотысячный крестный ход под звон колоколов пронес святыню по улицам города, чтобы торжественно установить большой ковчег с мощами в Благовещенском соборе – одном из трех древнейших соборов Белоруссии (12 века)».

   Да, это было очень необычное чувство – идти по темному, еще спящему городу крестным ходом. В Благовещенском храме начался молебен с чтением акафиста, затем прикладывались к святыне. От нее не хотелось уходить. Но день был будний и, приложившись к ковчегу с мощами, мы разошлись по рабочим местам с надеждой еще раз побывать у святыни. Так и произошло. Приведу еще строчки из новостей того времени:

«Малый ковчег, изготовленный из досок гробов, в которых останки мучениц в 1921 году переправляли из Китая в Иерусалим, за несколько дней должен объехать все 33 храма Витебска. Кроме того, в четверг малый ковчег посетит старейшую в Белоруссии Полоцкую епархию, которая недавно отметила свое тысячелетие».

Вот такие воспоминания  о пребывании десницы святой преподобномученицы Княгини Елисаветы в Витебске запечатлелись в моей памяти и в сердце.”

 

   Отправить статью как PDF   

Оболганный Государь. Фильм Сергия Алиева: «Государь Император Николай II  – Искупительная   жертва”.

Смотрим  здесь:

https://www.youtube.com/watch?v=HaWHnz7f5RY

*~ -*~ -*~ -*~ -*~ – *~ -*~ -*~ -*~ -*~ -* ~ -*~ -*~ -*~*~ -* -*~ -*

*~ -*~ -*~ -*~ -*~ – *~ -*~ -*~ -*~ -*~ -* ~ -*~ -*~ -*~*~ -* -*~ -*

Где-то на Урале,
Там, где в небо уперся гранит,
Темной ночью, как жертва, в подвале
Был Помазанник Божий убит.
Был убит Он с детьми и женою,
С горстью верных до гроба служак,
И с тех пор над несчастной страною
Льется кровь и сгущается мрак.
Много лет за железной завесой
Заперта, как колодник страна, –
Там глумится за черною мессой
Над распятым Христом сатана.
Так свершилась правительства смена
И раздел Твоих царственных риз…
Как Ты, прав, – только ложь и измена
Заменили наш старый девиз.
Сатана стал у власти кормила,
Заметая Твой царственный след,
Много горя страна пережила,
А „свободы” и мертвому нет.
Мы грешны, Русский Царь, перед Богом,
Пред Тобою мы тоже грешны,
У Тебя должники мы во многом.
Пострадал Ты за правду и „ны”…
Но всему есть и время и мера, –
После ночи наступит заря,
И Господь посрамит изувера
За убийство Руси и Царя.
Будет проклят свобод провокатор,
Будет проклят семнадцатый год,
И Тебя, Государь Император,
Будет чтить, как святого, народ.
И в лесу, на далеком Исете,
Он воздвигнет из мрамора храм,
Чтобы знали все люди на свете,
Что замучен был праведник там.

(В. А. Петрушевский 1930)

*~ -*~ -*~ -*~ -*~ – *~ -*~ -*~ -*~ -*~ -* ~ -*~ -*~ -*~*~ -* -*~ -*

*~ -*~ -*~ -*~ -*~ – *~ -*~ -*~ -*~ -*~ -* ~ -*~ -*~ -*~*~ -* -*~ -*

*

   Отправить статью как PDF   

 ДЕНЬ ПАМЯТИ страстотерпцев царя Николая II, царицы Александры, царевича Алекси́я, великих княжон Ольги, Татиа́ны, Марии и Анастаси́и и страстотерпца прав. Евге́ния врача (1918).

Тропарь, глас 4:

Днесь, благове́рнии лю́дие, све́тло почти́м/ седмери́цу честну́ю ца́рственных страстоте́рпец,/ Христо́ву еди́ну дома́шнюю Це́рковь:/ Никола́я и Алекса́ндру,/ Алекси́я, О́льгу, Татиа́ну, Мари́ю и Анастаси́ю./ Ти́и бо, уз и страда́ний многоразли́чных не убоя́вшеся,/ от богобо́рных смерть и поруга́ние теле́с прия́ша/ и дерзнове́ние ко Го́споду в моли́тве улучи́ша./ Сего́ ра́ди к ним с любо́вию возопии́м:/ о святи́и страстоте́рпцы,/ гла́су покая́ния и стена́нию наро́да на́шего вонми́те,/ зе́млю Росси́йскую в любви́ к Правосла́вию утверди́те,/ от междоусо́бныя бра́ни сохрани́те,/ мир ми́рови у Бо́га испроси́те// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак, глас 8: 

Избра́ннии Царе́м ца́рствующих и Го́сподем госпо́дствующих/ от ро́да царе́й Росси́йских,/ благове́рнии му́ченицы,/ му́ки душе́вныя и смерть теле́сную за Христа́ прии́мшии/ и венцы́ Небе́сными увенча́вшиися,/ к вам, я́ко покрови́телем на́шим ми́лостивым,/ с любо́вию благода́рне вопие́м:/ ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы,// за Русь Святу́ю пред Бо́гом усе́рднии моли́твенницы.

Величание:

Велича́ем вас,/ святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы,/ и чтим честна́я страда́ния ва́ша,/ я́же за Христа́// претерпе́ли есте́.

Православные христиане почитают  царских страстоторпцев Романовых за преданность Богу, которую они сохранили до последних дней жизни, а также за мученичество, любовь к народу и стране. Ведь после революции у Романовых была возможность покинуть Россию, но они этого не сделали, решив разделить ее участь.

https://www.vkpress.ru/kultura/den-pamyati-tsarstvennykh-strastoterptsev-romanovykh/?id=120995

Царственные страстотерпцы, Царственные мученики, Царская семья

 так после причисления к лику святых Русская Православная Церковь называет последнего российского императора Николая II и его семью: императрицу Александру Федоровну, царевича Алексея, великих княжен Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию. Они были канонизированы за подвиг мученичества – в ночь с 16 на 17 июля 1918 года по приказу большевиков их вместе с придворным врачом и слугами расстреляли в доме Ипатьева в Екатеринбурге.

Что значит слово «страстотерпец»?

«Страстотерпец» – это один из чинов святости. Это святой, принявший мученическую смерть за исполнение Божиих Заповедей, и чаще всего – от рук единоверцев. Важная часть подвига страстотерпца – то, что мученик не держит зла на мучителей и не сопротивляется.

Это лик святых, пострадавших не за свои поступки или не за проповедь Христа, а за то, кем они были. Верность страстотерпцев Христу выражается в их верности своему призванию и предназначению.

Именно в лике страстотерпцев были канонизированы император Николай II и его семья.

Убийство семьи Романовых

Последний российский император Николай II Романов отрекся от престола 2 марта 1917 года. После отречения его вместе с семьей, врачом и слугами заключили под домашний арест во дворце в Царском селе. Потом, летом 1917-го, Временное правительство отправило узников в ссылку в Тобольск. И наконец весной 1918 года большевики сослали их в Екатеринбург. Именно там в ночь с 16 на 17 июля Царскую семью расстреляли – по постановлению исполкома Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

Некоторые историки считают, что приказ на расстрел был получен напрямую от Ленина и Свердлова. Вопрос, так ли это, – спорный, возможно, исторической науке еще предстоит узнать правду.

О екатеринбургском периоде ссылки Царской семьи известно очень мало. До нас дошло несколько записей в дневнике императора; есть показания свидетелей по делу об убийстве Царской семьи. В доме инженера Ипатьева Николая II с семьей охраняли 12 солдат. По сути, это была тюрьма. Заключенные спали на полу; надзиратели часто были жестоки с ними; узникам разрешалось гулять в саду всего один раз в день.

Царственные страстотерпцы мужественно принимали свою участь. До наш дошло письмо княжны Ольги, где она пишет: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь».

Арестованным разрешали присутствовать на богослужениях. Молитва была для них великим утешением. Последнюю службу в Ипатьевском доме протоиерей Иоанн Сторожев совершил всего за несколько дней до расстрела Царской семьи – 14 июля 1918 года.

В ночь с 16 на 17 июля чекист и руководитель расстрела Яков Юровский разбудил императора, его супругу и детей. Им велели собраться под предлогом, что в городе начались волнения и нужно срочно перейти в безопасное место. Узников сопроводили в полуподвальную комнату с одним зарешеченным окном, где Юровский сообщил Государю: «Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета вы будете расстреляны с вашей семьей». Чекист несколько раз выстрелил в Николая II, другие участники расстрела – в остальных приговоренных. Тех, кто упал, но был еще жив, добивали выстрелами и кололи штыками. Тела вынесли на двор, погрузили в грузовик и вывезли в Ганину Яму – заброшенный Исетский . Там скинули в шахту, потом сожгли и закопали.

Вместе с Царской семьей были расстреляны придворный врач Евгений Боткин и несколько слуг: горничная Анна Демидова, повар Иван Харитонов и камердинер Алексей Трупп

21 июля 1918 года во время богослужения в Казанском соборе в Москве Патриарх Тихон сказал: «На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе».

Долгие десятилетия никто не знал, где палачи закопали тела расстрелянных Царственных страстотерпцев. И только в июле 1991 года предположительные останки пяти членов императорской семьи и слуг обнаружили недалеко от Екатеринбурга, под насыпью Старой Коптяковской дороги. Генеральная прокуратура России открыла уголовное дело и в ходе следствия подтвердила, что это действительно узники Ипатьевского дома.

После нескольких лет исследований и общественных споров, 17 июля 1998 года, мучеников захоронили в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге. А в июле 2007-го были найдены останки сына царевича Алексея и великой княжны Марии.

Канонизация Царской семьи.

Об упокоении Царской семьи в русском зарубежье молились уже с 1920-х годов. В 1981 году Русская Православная Церковь Зарубежом канонизировала Николая II и его семью.

Русская Православная Церковь канонизировала Царственных мучеников спустя почти двадцать лет – в 2000 году: «Прославить как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских царскую семью: императора Николая II, императрицу Александру, царевича Алексия, великих княжен Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию».

За что мы почитаем Царственных страстотерпцев.

Протоиерей Игорь ФОМИН, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО:

«Царскую семью мы почитаем за преданность Богу; за мученичество; за то, что они дали нам пример настоящих руководителей страны, которые относились к ней как к своей родной семье. После революции у императора Николая II было много возможностей покинуть Россию, но он ими не воспользовался. Потому что хотел разделить участь со своей страной, какой бы горькой ни была эта участь.

Мы видим не только личный подвиг Царственных страстотерпцев, но подвиг всей той Руси, которую когда-то назвали уходящей, но которая на самом деле является пребывающей. Как в 1918 году в Ипатьевском доме, где были расстреляны мученики, так и здесь, сейчас. Это скромная, но одновременно величественная Русь, соприкасаясь с которой ты понимаешь, что ценно, а что второстепенно в твоей жизни.

Царская семья – не образец правильных политических решений, Церковь прославила Царственных страстотерпцев вовсе не за это. Для нас они – образец христианского отношения правителя к народу, стремление служить ему даже ценой своей жизни».

https://foma.ru/17-iyulya-2013-goda-pamyat-svyatyix-czarstvennyix-muchenikov.html

   Отправить статью как PDF   

Петра Мамонова не стало 15 июля 2021 года. Принципиально отказавшийся от прививки, он слег с коронавирусом: возраст! Врачи не смогли спасти артиста – Мамонов скончался, не приходя в себя.

    Рок-музыкант, актер, поэт, радиоведущий. Человек-оркестр, который никогда не оглядывался на чужое мнение, зато рьяно защищал свое. Первую половину жизни Мамонов жил наотмашь: гулял, кутил, его композиция «Шуба-дуба-блюз» была гимном андеграунда, его «Звуки Му» обожали как в нашей стране, так и за рубежом. Он много играл в театре, еще больше снимался в кино. А в 45 лет как будто стукнуло что-то, решил все поменять. Пришел к Богу, много переосмыслил. Перестал «работать на суету».

Человек, которого будут помнить!

Господи, со святыми упокой р. Б. Петра! Вечная память!

* * *

Двенадцать  мудростей от Петра Мамонова:

Дух творит себе формы. Нельзя быть плохим человеком и хорошим
писателем.

* * *

Любовь – это не чувство, это добродетель. Это количество добра,
которое мы делаем,невзирая на отдачу. Когда ты делаешь просто так.
Вот бабуля в метро, уступи ей место. Не надо к ней чувством пылать,
делать надо, делать.

* * *

Любое, любое дело мимо любви – это мимо Бога. А мимо Бога –
это мимо вообще.

* * *

Если делаешь доброе и раскрываешь это перед людьми, то добро
становится не случившимся.

* * *

На мой взгляд, святой отличается от грешного тем, что
научился любить.

* * *

Мы интересуемся, как дела в Бангладеш, как в Японии после
землетрясения. Какое землетрясение?! У каждого из нас
землетрясение внутри. Человек тонет в реке. Кричит: «Help!»
А ему говорят: «Знаешь, в Японии…»

* * *

В вечность  мы  возьмём  то, что потрогать  нельзя – то, что уступили, простили,  отдали…

* * *

Нельзя подменять настоящее ловко сказанным.

* * *

Так страшно становится, когда, например, уродливый дом или
матом ругаются.

* * *

Если ты на самом дне, то у тебя на самом деле хорошее
положение: тебе дальше некуда, кроме как наверх.

* * *

Жизнь порой бьет, но эти удары – лекарство.

* * *

Задайте себе один вопрос: «Зачем я живу?». Только так, реально
задайте. Считаю, если никому не было хорошо от того, что я
сегодня день прожил, – он прошел зря.

Цитаты из Woman.ru

   Отправить статью как PDF   

42
Тропарь, глас 8: 
*
Святи́и безсре́бреницы и чудотво́рцы Косьмо́ и Дамиа́не,/ посети́те не́мощи на́ша:// ту́не прия́сте, ту́не дади́те нам.
*

Кондак,  глас 2:

Благода́ть прии́мше исцеле́ний,/ простира́ете здра́вие су́щим в ну́ждах, вра́чеве,/ чудотво́рцы пресла́внии,/ но ва́шим посеще́нием ра́тников де́рзости низложи́те,// мир исцеля́юще чудесы́.

*  *  *

I. Сегодня св.  церковь празднует память св. безсребренников Космы и Дамиана, пострадавших в Риме в 284 году. Они были родные братья и были воспитаны в христианском благочестии. Изучив врачебное искусство, они, при помощи благодати Божией, исцеляли всякие болезни. Помогая людям, они врачевали и животных. Добрые целители не брали ни с кого платы и награды за исцеление и потому прозваны были безмездными врачами или безсребренниками. Они требовали от исцеляемых только одного, чтобы они веровали в Господа Иисуса Христа. Исцеляя больных в самом Риме и в окрестных городах, они многих обращали ко Христу. Подавая исцеление недужным, они помогали также бедным из своих имений, оставшихся им после родителей, питали голодных, одевали нагих, делали и другие дела милосердия.

II. «Можем и мы подражать безкорыстию св. безсребренников». Для нас будет вполне достаточно, если мы добросовестно будем исполнять свои обязанности за вознаграждение, получаемое нами, потому что многие ныне и этого не делают. А главное: не будь никто корыстолюбив и сребролюбив, не ищи больших стяжаний. Не делай ничего из побуждений корысти, из-за корысти не нарушай заповеди относительно дней праздничных, которые безраздельно должны быть посвящаемы нашему Господу. Из-за корысти не решайся и на другие грехи: обиду, притеснение ближняго, кражу, гнушайся корыстолюбия, этой гнусной страсти, которая ведет ко многим вредным последствиям.

а) Каждое дело, даже самое обыкновенное, пусть имеет у нас своим источником и началом не корысть, не наживу, а святую любовь.

«Я служитель церкви», – да бегу от корысти, как от огня, да будет моим первым и высшим утешением то благо, которое я мог бы принести пасомым своим служением.

«У тебя большое торговое дело», да утешают тебя не барыши большие, не выгоды ожидаемыя, а прежде всего мысль, что от этого дела около тебя кормится и благоденствует много семейств твоих служащих, да радует тебя та польза, которую ты приносишь своим делом обществу.

И всякий во всяком деле руководствуйся прежде всего мыслию не о собственной пользе, а о пользе, какую ты доставишь своим делом ближнему своему. Никто да не ищет своего, но пользы ближняго, как говорит апостол (1Кор. 10, 24).

б) Св. безсребренники исцеляли больных, Ты не можешь этого делать, и никто от тебя невозможного не требует. Делай, что можно, для больного человека. Приди к нему, успокой, утешь, как умеешь, походи за ним, если нужно это, наконец, пожалей, помолись за него, посоветуй ему в болезни очистить душу и войти в общение со Христом. Это будет величайшее блого для него. Как много больных, которые ждут посетителя и не видят его, стараются услышать слово мира и утешения, и не обретают! А больные бедные и одинокие? О, как много будет значить для них всякая даже самая малая жертва со стороны твоей! Часто заболевает труженик отец, или страдалица мать; в доме нужда, голод, плач детей. О, как здесь дорога будет твоя сострадательность к подобной семье! Участие брата, соседа здесь неоценимо.

А вот во время болезни крестьянина труженика в рабочую пору и трава не скошена, и хлеб стоит не сжатый. Если добрые соседи сжалятся над ним и общими силами исполнят во время все касающееся до его хозяйства, – о, какое это будет неоценимое добро, и как много оно скажет о христианском настроении души таких добрых людей! И так делайте для больных, что можете, что только в ваших силах, и вы будете подражателями безсребренников.

в) Мы видели, что безсребренники исцеляли даже скот; и в этом можно и должно подражать им. «Блажен человек, иже и скоты милует». Как же подражать? Жалеть, беречь скот, достаточно кормить его, не обременять тяжкими работами, не бить его. Сострадательный и добрый хозяин лучше сам останется без пищи, а скот накормит; он понимает, что было бы в высшей степени жестоко не давать пищи твари, которая на него безмолвно работает. Сам Бог через пророка говорит: «не заграждай рта у вола молотящаго» (Втор. 25, 4).

Грешат в этом отношении те, которые любовь и сострадание к животным превращают в страсть, к ним привязываются, их начинают жалеть и любить больше людей, об них сокрушаются, за ними ухаживают, их берегут, а о пользе ближняго – человека, украшенного образом и подобием Божиим, в горе не пожалеют, и на помощь к нему не приходят. Вот это грех. И так сострадание ко всякому животному имей, а пристрастия к ним бойся, избегай.

III. Вот чему поучают нас свв. безсребренники. Аминь. (Сост. по Душеп. чт. за 1886 г. июль м.).

Протоиерей Григорий Дьяченко
   Отправить статью как PDF   

56

Собор славных и всехвальных 12-ти апостолов: Петра, Андрея, брата его, Иакова Зеведеева, Иоанна, брата его, Филиппа, Варфоломея, Фомы, Матфея, Иакова Алфеева, Иуды Иаковля, или Фаддея, Симона Зилота и Матфия.

Тропарь Собору славных и всехвальных 12-ти апостолов, глас 4:

Апо́столов первопресто́льницы/ и вселе́нныя учи́телие,/ Влады́ку всех моли́те/ мир вселе́нней дарова́ти// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.
*

Кондак Собору славных и всехвальных 12-ти апостолов, глас 2

Ка́мень Христо́с ка́меня ве́ры прославля́ет све́тло,/ ученико́в преизря́дна,/ и с Па́влом весь дванадесяточи́сленный собо́р днесь;/ и́хже па́мять соверша́юще ве́рно,// сих Просла́вльшаго прославля́ем.

*  *  *

I. В день собора святых славных и всехвальных апостолов побеседуем о св. апостолах. Так как не все достаточно знают в честь кого мы празднуем, то мы думаем предложить вам ныне краткую беседу о святых апостолах вообще, и именно скажем: 1) кто были святые апостолы, 2) сколько их было, 3) что они сделали для святой нашей веры и для верующих, 4) как они окончили святую жизну свою и 5) в чем мы должны подражать им.

II. а) Кто же были святые апостолы? Название – апостол означает посланника, слугу, – и святые апостолы были посланниками Иисуса Христа, Его слугами. Они назывались еще учениками Христовыми, потому что были ближе всех к И. Христу и больше всех слушали Его святое учение. Спаситель наш избрал их на служение людям, когда Сам выступил на общественное служение роду человеческому, – за три года до Своей крестной смерти. Дабы открыть миру Свое всемогущество, Спаситель избрал их почти всех из бедного и незнатного рода; по происхождению, они были большею частью, то простые рыбари, то мытари (сборщики податей) – а некоторые, хотя были и более знатного рода, но потом предпочли бедность и безславие мирскому богатству и суетной славе. Будучи призваны к апостольству, они оставили своих родных, свои дома и все свое имущество и неотлучно следовали за И. Христом. По повелению своего Божественного Учителя они проповедывали по городам и весям, охотно разделяя с Ним все лишения и страдания. За то, как ближайшие ученики Спасителя, они неоднократно удостоивались и особенных бесед с Ним о тайнах царствия Божия, до времени скрываемых от народа; за то, как усердные слуги Христовы, они были удостоены от Него и особенной благодатной силы, которая почивала на них преизобильно, – были удостоены чудотворений. А по вознесении Господа на небо, в Пятидесятницу, они прияли в виде огненных языков Самого Духа Святаго, силою Которого и совершали потом дело своего служения до смерти. Теперь они удостоены высокой чести на небе, окружают престол Божий, – а на страшном суде Христовом, возседая на двенадцати престолах, будут вместе со святыми судить нас и всех людей. Вот кто были свв. апостолы!

б) Сколько же их было? Из святого евангелия видно, что Спаситель наш сначала избрал, по числу колен израилевых, двенадцать апостолов, которых посылал по два на проповедь; потом, видя, что жатва многа, а делателей мало, Он избрал еще 70 учеников и их также посылал на проповедь (Лук. 10, 1, 2). Не передает нам святое евангелие имен всех этих 70 апостолов, но передает имена избраннейших 12 апостолов. «Взыде Иисус на гору», замечает св. евангелист Марк, «и призва их же хотяше Сам: и приидоша к Нему. И сотвори дванадесяте, да будут с Ним, и да посылает их проповедати, и имети власть целити недуги, и пропрогоняти бесы и нарече Симону имя Петр: и Иакова Зеведеова, и Иоанна брата Иакова: и нарече има имена Воанергес, еже есть сына громова: и Андреа, и Филиппа, и Варфоломеа, и Матфеа, и Фому, и Иакова Алфеова. и Фадеа, и Симона Кананита, и Иуду Искариотскаго, иже и предаде Его» (Мар. 3, 13, 20). На место Иуды предателя, по вознесении Господа на небо, апостолы, после молитвы, избрали Матфия, «вергше жребий». Чрез несколько времени, после сошествия Св. Духа на апостолов, к лику апостольскому был чудесным образом призван Господом и великий из апостолов, апостол Павел.

в) Не много было учеников Христовых: но, при помощи Божией, они своим учением победили весь мир и утвердили основанную Христом церковь, послуживши для нея как бы основными камнями, «сущу краеугольну Самому И. Христу. Во всю землю изыде вещание», по словам церкви, «и в концы вселенные глаголы их». Не было тогда ни одного народа, которому бы не благовествовал евангелия царствия какой-нибудь из апостолов. Страны: Палестина, Сирия, Месопотамия, Понт, Галатия, Каппадокия, Пергам, Вифиния, Иллирия, Италия, Скифия, Фракия, Греция, Армения, Индия, Мидия, Персия, Парфия, Египет, Эфиопия, Британия, и др. были оглашены их учением, поддерживаемым чудесами.

Подобно своему Божественному Учителю, они много испытали нужд и бедствий во время своего благовествования языческим народам; по словам св. апостола Павла, «инии из них избиени быша, неприемше избавления. Друзии же руганием и ранами искушение прияша, еще же и узами и темницею; камением побиени быша, претрени быша, искушени быша, убииством меча умроша: проидоша в милотех и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблении». (Евр. 11, 36, 37). С такими страданиями распространяя учение Христово устно и письменно при жизни, они и до ныне учат мир своими писаниями, которые оставили нам, как драгоценное наследство. Писания эти заключены в книгах, под именем книг Нового Завета, или святого евангелия и апостола, чтения из которых вы почти каждый раз слышите при богослужениях.

г) Св. богодухновенное учение апостолов было запечатлено их святою кровию. Все почти апостолы Христовы окончили страдальческую жизнь свою мученически. Св. апостол Андрей первозванный, проповедывавший святое евангелие и нашим предкам, был распят на кресте; Иаков Зеведеев был обезглавлен; Варфоломей, после жесточайших мучений, скончался от меча; Фома прободен копием; Матфей умер также мученически; Иаков Алфеев умер на кресте; Иуда Иаковлев был повешен на древе крестном и разстрелян; повешен был на кресте и Симон Кананит. Только один святый евангелист Иоанн Богослов скончался мирно, хотя при жизни и он испытал тяжкие страдания за Христа, напр., его мучили в кипящем масле, и кроме того, некоторое время его томили в заточении. Святые первоверховные апостолы – Петр и Павел также, как мы знаем уже, окончили свою жизнь мученически: апостол Петр был повешен на кресте стремглав, а ап. Павел был усечен в главу, как гражданин римский.

III. Мы предложили ныне вам, братия мои, рассказ о святых апостолах Христовых для того, чтобы вы, припоминая их особенную близость ко Господу, великие болезни и труды их на пользу святой веры нашей и страдальческую их кончину, всегда воспоминали о них с горячею любовию и с святым благоговением, и старались по мере ваших сил подражать им если не в апостольской деятельности, которая не для всех назначена, то во всяком случае «в последовании за Христом» по примеру свв. апостолов.

Апостолы, как мы знаем, оставивши для Христа свое занятие, оставили и те предметы, которые неразлучно были связаны с этими занятиями. Вот в этом-то и нужно нам подражать апостолам. Есть и у вас в жизни многое такое, что с свободным служением Христу совместить нельзя, что подавляет, стесняет дух наш и на дает ему возноситься к духовному и небесному. Что же это?

Это, во-первых, «излишняя попечительност житейская», когда люди в мирские заботы погружаются всем существом своим – до забвения высших потребностей души, до того, что ими заняты бывают день и ночь, от них не могут освободиться и в храме, и во время молитвы.

Это, далее, «страсть к стяжаниям», когда приобретения ставят целию свой жизни, земные прибытки ставят выше всего, для корысти забывают обязанности христианския, считая ни во что нарушение праздников, опущение богослужения церковного и пренебрежение к молитве домашней.

Это еще «жажда удовольствий», когда не знают ни меры, ни времени для них, не разбирают свойства их, когда об удовольствиях только и думают и говорят, для них одних желают и жить, когда на них употребляют большую половину достояния своего. Вот что особенно опасно в нынешнее время. Это-то более другого опасное и должны мы оставить, подражая апостолам.

Они, оставивши сети и корабль, свободно стали следовать за Христом. И мы свободно пойдем за Ним, если оставим все земные пристрастия. Корабль, освободившийся от тяжелого груза, легко несется по волнам морским. Птица, освободившаяся от сетей птицелова, легко взлетает к верху. Также легко к самому престолу Вседержителя будет возлетать наш дух, освободившийся от многопопечительности земной и от пристрастия к греховным удовольствиям. (Сост. по кн. прот. П. Троцкаго: «Поучит. чтения на каждый день года», т. 1. 216–218 и др. источн.).

   Отправить статью как PDF   

Икона праздника в Свято-Георгиевском  храме.

Храм в  ожидании  Вечернего богослужения,  – всеночного  бдения в  канун великого  праздника – Дня  памяти святых славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра  и Павла  и Божественной   праздничной  литургии. Как и вечерня, утреня в нём более торжественна. На всенощном бдении они объединяются друг с другом, а также с 1-м часом в единую службу. Совершаемая на всенощном бдении великая вечерня сопровождается литией – благословением елея, хлеба, вина и пшеницы.

“Все богослужения Церкви – это, прежде всего, вдохновенная песнь любви к Сладчайшему Иисусу… В особенности большое значение имеет вечерня. Хотя эта служба краткая, но в ней заключается великая благодать! Когда мы бываем на вечерне и всех других службах, то потом более глубоко понимаем литургию… Когда мы приходим на литургию подготовленными, тогда она возносит нас на небеса!”

Игумения Домника (Коробейникова)

Свято-Георгиевский храм переоблачён к Вечернему богослужению и Утреней праздничной  Божественной литургии.

Вечернее богослужение, –  праздничное ночное бдение в Св. Георгиевском храме

Совершение памяти двух апостолов в один день является примечательным. Рыбак Петр практически с самых первых дней проповеди Христа следовал за Ним и внимал Его учению. Был свидетелем многих важных моментов земной жизни Иисуса: Преображения, моления в Гефсиманском саду. Именно он впервые исповедовал Его как Сына Божия: «Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живого».

Павел же первоначально был убежденным гонителем христиан, хорошо образованным, учеником широко уважаемого в иудейской среде законоучителя Гамалиила, жителем Рима. Но, несмотря на это, к апостольскому служению его призывает Иисус уже после Своего Вознесения на небо.

И, как отмечают исследователи, его именование апостолом «вполне согласуется с общими принципами апостольства», поскольку «к нему в полной мере относятся слова Христа:

“Не вы Меня избрали, а Я вас”. Автор тропаря святым говорит о месте апостолов Петра и Павла в ряде учеников Христа. Связано это,  прежде всего с их миссионерскими, просветительскими трудами, которые не ограничивались определенной местностью, но распространились впоследствии на все народы.

При этом и для самих апостолов, и для православной традиции чужда мысль о некоем превосходстве кого-то из учеников Спасителя, поскольку Он Сам, желая избавить последователей от какого-либо соперничества и стремления к первенству, сказал:

«Кто хочет быть первым, будь из всех последним».

Широкая деятельности апостолов стала удачной благодаря их твердой готовности последовать за Учителем, Которому они полностью доверились. Они проповедовали воскресшего Христа не только словом, но и своей жизнью, потому что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

фото: Т. Караткевич
*
   Отправить статью как PDF   

38
Тропарь первоверховным апостолам Петру и Павлу, глас 4: 
Апо́столов первопресто́льницы,/ и вселе́нныя учи́телие,/ Влады́ку всех моли́те/ мир вселе́нней дарова́ти// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак первоверховным апостолам Петру и Павлу, глас 2:

Тве́рдыя и боговеща́нныя пропове́датели,/ верх апо́столов Твои́х, Го́споди,/ прия́л еси́ в наслажде́ние благи́х Твои́х и поко́й:/ боле́зни бо о́нех и смерть прия́л еси́ па́че вся́каго всепло́дия,// Еди́не, све́дый серде́чная.

Величание первоверховным апостолам Петру и Павлу:

Велича́ем вас,/ апо́столи Христо́вы Пе́тре и Па́вле,/ весь мир уче́ньми свои́ми просвети́вшия// и вся концы́ ко Христу́ приве́дшия.

Поздравляем  всех с Днём памяти славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла.

В день памяти святых первоверховных Апостолов приводится именно тот случай из жизни Петра, когда на вопрос Господа: «а вы за кого почитаете Меня»? – он ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго». И тогда Господь сказал: «Блажен ты, Симон, сын Ионин», но блажен вовсе не потому, что ты такой умный, что своим умом все понял. «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах». Бог ничего не делает напрасно и не расточает Свои дары впустую. А значит, блаженство Петра в том, что хотя и несовершен он был тогда по плоти и по разуму, но Бог увидел самую глубину его души, и засвидетельствовал о нем, открыв ему одному истину о Своем Сыне. Хотя другие, по-видимому, были сильнее Петра. Ведь не кого-то, а того же Петра плоть и кровь заставили тут же прекословить Господу, а потом – трижды отречься от Него.

И все же то, что было усмотрено Господом, никуда не делось. И хотя пал Петр своими делами, своей плотью, но тот же Петр на мучительные вопросы воскресшего Иисуса: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня»? – из самой этой глубины отвечает: «Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя». Да, Господь все знает, и поэтому Он даже после предательства, не снял с Петра обетования, однажды данного: «Ты – Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее». 

А Своего второго столпа, Павла, Господь усмотрел еще на большей глубине, когда тот был лютым гонителем церкви. Но одним прикосновением, одним вопросом: «Савл, что ты гонишь Меня»? – Господь возродил его к жизни. И вот уже и Петр, и Павел, – делают дело Божие, предавая и плоть, и кровь свою в жертву Богу. В Божьем человеке нет лукавства, он всем открыт: «Кто изнемогает, с кем бы я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся»? И если живущие по плоти обычно хвалятся, что царь осыпает их всякими благами, – Божий слуга хвалится, что он «гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах, и многократно при смерти». Другие хвалятся, что царь выполняет каждую их просьбу. А Божий слуга не скрывает, что Господь не внял его троекратным молитвам и не удалил ангела сатаны, который удручал его. И постепенно, преображая плоть и кровь, Господь возвышает Своих избранников даже до того, что еще при жизни показывает рай и дает слышать «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать». И – мало того: Он еще и дает «ключи Царства Небесного» и говорит: «Что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». 

Так, в каждом человеке есть глубина, где сам еще себя не видишь, но, тем не менее, это – ты, и никто другой. И сначала один только Бог видит, как, например, в рыбаке Симоне кроется «камень» Петр, и как в гонителе Савле сокрыт «избранный сосуд», Павел. И начинает Господь класть основание Своей Церкви именно с этой сокровенной глубины. И Божий человек потому стоит так твердо, что, как бы высоко ни вознес его Бог, его сокрушенное сердце всегда – на глубине былого падения. Павел говорил о себе, что «недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию» (1Кор.15:9). А Петр до самой смерти плакал, слыша пение петуха. Если павшему Господь говорит: «вспомни, откуда ты ниспал» (Откр.2:5), то и возвеличенный должен помнить, откуда возвел его Господь, чтобы поистине «ни высота, ни глубина» не могли отлучить «от любви Божией во Христе Иисусе Господе Нашем» (Рим.8:39).

   Отправить статью как PDF